Новости

Уважаемые исследователи!

Предлагаем вам размещение ваших материалов на страницах нашего сайта.

Для того, что бы опубликовать статью необходимо прислать ее в Вордовском файле используя кнопку для написания сообщений модераторам. Кроме того, просим вас высылать свое резюме, которое также будет размещено на сайте.

Обращаем ваше внимание на то, что модераторы оставляют за собой право отказа в публикации, если сочтут статью написанной не на должном научном уровне. В случае, если статья будет содержать стилистические погрешности, модераторы оставляют за собой право выслать ее на переработку.

Надеемся на плодотворное сотрудничество.

Желаем творческих успехов.

Трубникова О. Как сооружалось здание таможни на Комсомольской площади

http://museum.customs.ru/ru/index.php?id486=3

Таможенные ведомости – 1997 - №10

Как сооружалось здание таможни на Комсомольской площади

Трубникова О.


         История здания Московской таможни тесно связана с историей возникновения железной дороги Санкт-Петербург - Москва, имевшей большое значение для экономического развития страны. Ее проектирование было начато в 1844 году. В этом же году началось и строительство железной дороги, которое завершилось 16 августа 1851 года. Несмотря на колоссальные затраты, многократно увеличенные бюрократическим казенным управлением, Николай I покровительствовал развитию железнодорожного транспорта и продолжал субсидировать дальнейшее строительство российских железных дорог. После смерти императора Санкт-Петербургско-Московская железная дорога была переименована в Николаевскую. Архитектором проектов вокзалов этой дороги по решению императора был утвержден Константин Андреевич Тон - один из самых известных русских архитекторов 40-х годов XIX века, автор таких прославленных проектов, как Храм Христа Спасителя, Большой Кремлевский дворец и Оружейная палата в Москве. «Тоновская архитектура» - так называлось целое архитектурное направление середины XIX века, отражающее интерес к национальным традициям.
         Русское общество с большим вниманием следило за постройкой железной дороги, воспринимая ее не только как новшество в развитии российской техники, но и как идеализированное воплощение единения в российской действительности европеизированного Петербурга с хранительницей национальных традиций - Москвой. Стремясь соединить начала византийской и древнерусской архитектуры с архитектурой нового времени, основанной на общеевропейской культурной традиции, Тон задумал соорудить Санкт-Петербургский и Московский вокзалы практически одинаковыми в архитектурном отношении. Место постройки вокзала в Москве было выбрало на северо-восточной окраине города - Каланчовом поле. Здесь, у огромного, площадью 23 гектара, Красного пруда (засыпанного в советское время) в
XVII веке находился государев путевой дворец с высокой башней-каланчой, давшей название сначала полю, а впоследствии, при застройке местности, Каланчовским улице и площади, которая в 1932 году переименована в Комсомольскую. Примечательно, что одновременно с утверждением проекта железной дороги было принято решение - переместить Московскую таможню, располагавшуюся раньше на Пятницкой улице, поближе к новой мощной транспортной магистрали. Как следует из архивных документов, первоначально Николай I предполагал купить для таможни здание, которое находилось бы вблизи вокзала, и пристроить к нему все необходимые службы. Для этой цели царь намеревался выделить 120 тыс. рублей серебром. Но выбранная для покупки дома далекая московская окраина, застроенная редкими одно-двухэтажными деревянными обывательскими зданиями, была непригодна для осуществления задуманного, поэтому возникла необходимость в строительстве нового таможенного дома.
       Самым ранним из выявленных документов о постройке нового здания таможни можно считать письмо Министра финансов Ф.П. Вронченко Главноуправляющему Путями сообщения и публичными зданиями графу П.А. Клейнмихелю от 25 февраля 1845 года. Текст документа ясно говорит о том, что император повелел: «чтобы планы и сметы на постройку таможенного дома и пакгаузов[1] были составлены в ведомстве Путей со общения и публичных зданий». а также «чтобы ... свободное место в Москве близ станции желез ной дороги считать принадлежащим таможенному ведомству».            
      Решая вопрос отвода земли для таможни, граф Клейнмихель отправил запрос Министру финансов о размерах участка, необходимого для возведения таможенных зданий в Москве, близ станции железной дороги.
        13 июля 1845 года в Журнале Всеподданнейших докладов был зарегистрирован документ за подписью подполковника Крафта, в котором излагались предложения по расположению зданий Московской таможни. Кроме того, из него следует:
1. Что по существующим таможенным узаконениям московским купцам предоставляется право иностранные товары, привозимые в Москву, оставлять в ведении таможни в продолжении 8 месяцев и очищать их повременно пошлиною какими они заблагорассудят партиями.         
2. Что в настоящее время товарных мест, пошлиною неочищенных, бывает до 7000, кроме вина, которое теперь по необходимости складывается в купеческих подвалах, и что по сей причине должны быть устроены особенные пакгаузы, собственно для таможни и находиться в ведении, совершенно отдельно от прочих, принадлежащих Московской станции. 
3. Что Начальник Московской таможни полагает для таможенных зданий занять место от 80 до 100 саженей в длину и от 50 до 75 саженей в ширину, составляющее от 4 до 7,5 тыс. квадратных саженей (1,7-3,4 гектара. - Прим. О. Трубниковой).             
4. Что для таможни требуются следующие здания:            
А. Главный корпус ... в три этажа.             
В. Два флигеля ... в два этажа.     
С. Холостое строение ... для пожарных труб, для 12 погребов, для конюшни на 24 стойла и четырех сараев.
По требованию Начальника таможни для пакгаузов нужен корпус с подвалами в два этажа ...       
          Сверх того в требование его назначены часовня, гауптвахта с арестантскою, сушильня, два колодца и двое весов,... ».                
       К приведенному документу, помимо предложений, прилагался план, выполненный для Московской таможни архитектором Таманским. Из него видно, что все перечисленные здания расположены на площади, к которой с западной стороны прилегает пассажирская станция, главный корпус с двумя флигелями и холостым строением обращены фасадом к Сокольническому шоссе (ныне Комсомольской площади) и находятся на особенном дворе, на другом дворе помещены четыре пакгауза, часовня, весы и гауптвахта.        
       Пакгаузы для таможни предполагались одноэтажными, но с подвалами, их планировалось построить по направлению пакгаузов, предназначенных для станции железной дороги, чтобы можно было подвозить вагоны с товарами к самим таможенным пакгаузам по продолжению тех же рельсов.               
      С восточной стороны железнодорожного вокзала, ближе к Красному пруду, предусматривалось жилое здание для квартир чиновников, мастеров и всех служащих при железной дороге в Москве. Проект плана Таманского сохранился. Подписанный графом Клейнмихелем он был подан государю, который и утвердил 15 июля 1845 года место расположения и размер выделяемого участка, что явилось завершением первого этапа проектирования здания таможни. Второй этап проектирования занял три года. И как свидетельствуют документы, приводимые в обзоре, на протяжении всего этого периода шел поиск наиболее эстетического и одновременно экономичного архитектурного решения, которое, безуспешно пытались воплотить в последующих проектах здания таможни архитекторы Таманский и Желязевич, даже знаменитый Карл Росси предложил два варианта удешевления строительства, но после нескольких переделок проект был передан главному архитектору проекта вокзалов железной дороги - К.А. Тону. Помимо обстоятельного рассказа о перипетиях, связанных с разработкой проекта, в обзоре делается попытка расширить знания неискушенного в этих вопросах читателя о Тоне как мастере архитектуры. При этом автор основывается на свидетельствах современников и исследованиях его творчества. Так, из одного источника мы узнаем: «Константин Тон ... выполняет «предначертания» до тех пор, пока они не противоречат здравому смыслу. Император, в свою очередь, никогда не оспаривает решений. Тона, что не мешает ему посадить архитектора на гауптвахту за нарушение служебной субординации. Личные контакты архитектура и императора облегчали организацию проектирования и строительства, с трудом продиравшиеся сквозь систему императором же созданных комиссии, департаментов, регламентов». Будучи человеком удивительной твердости характера, Константин Андреевич Тон, несмотря на отмену решением 8 февраля 1847 года строительства здания, симметричного таможне, 27 августа того же года предложил проект архитектурного ансамбля, состоящий, как предполагалось изначально, из трех зданий. Проект включал, судя по сопроводительной записке, 11 листов, из которых в настоящее время известен лишь лист с фасадом таможенного здания. Несомненный интерес в обзоре представляют приводимые план и описание проекта великого зодчего. На «Плане Московской станции и таможни», подписанном Тоном, видно, что архитектор убрал, по сравнению с первыми проектами, выходящие к фасадной линии флигеля. Для таможни были запроектированы в ряд четыре пакгауза, вес впоследствии построенные, хотя одновременно с главным зданием сооружался лишь один из них. Здание таможни, как и проектировавшееся симметричное ему, были значительно приближены к центральной части ансамбля - вокзалу.
        Таможня и жилой дом по длине фасадов значительно больше здания вокзала, но они ниже, несмотря на трехэтажность, двухэтажного (не считая центральной башенки) здания вокзала. Тем не менее, с точки зрения автора, в архитектурном решении построек просматривается много общего. Нижние этажи всех трех частей ансамбля имеют арочные оконные и дверные проемы. Однако если в здании вокзала это самый высокий, легкий и богато декорированный этаж, то нижний этаж таможни, выделенный рустом и отделенный от верхних этажей отливом, зрительно несет на себе всю тяжесть монументального строения. Общее читается и в оформлении верхнего яруса вокзала и таможни, где ряды пилястр объединяют на фасаде второй и третий этажи. Но одинаковые элементы оформления окон второго яруса вокзального фасада и второго этажа таможни смотрятся по-разному. Становится ясным замысел зодчего: стилистически не противореча, подчеркивать легкость, нарядность, новации «тоновской архитектуры» здания вокзала железной дороги.  
       В этой связи вполне уместна ссылка автора на свидетельство современника Тона И.И. Свиязева: «Когда-то спросили Тона стилисты (уверенные, что он будет отстаивать свою архитектуру) о том, какому стилю он отдает большее преимущество? - Тому, - отвечал Тон, - который более приличен сущности дела!». И действительно, таможня и жилое здание строги и функциональны.               
        Остается только пожалеть вместе с автором, что постройка, запроектированная симметрично зданию таможни с другой стороны вокзала, из-за жесткой экономии не была осуществлена.               
     Строительство главного здания, двухэтажного флигеля для помещения нижних чинов, одноэтажного строения для прачечной и погребов и одноэтажного пакгауза с подвальным этажом было начато в 1850 году и согласно «Распределению работ по постройке здания для Таможни» должно было быть завершено в 1852 году. Однако стройка затянулась. Чистовая отделка здания, установка решеток, а также возведение кирпичной с белым камнем ограды, изготовление и навешивание чугунных ворот, выкладка тротуаров путиловской плиткой, установка тумб около здания, изготовление и установка железного зонта над дверью парадного фасада и многие другие работы производились в 1853 году. Наконец, осенью 1853 года все работы были завершены и сданы «по подробным описям» Московской таможне. За полтора века своей жизни здание таможни видело не только чиновников николаевской эпохи, но и таможенников многих следующих поколений. Здесь досматривали товары, собирали в казну таможенные пошлины. Отсюда уходили на первую мировую и на Великую Отечественную войну. Казенное жилье сохранялось до 60-х годов нашего столетия, поэтому таможенники здесь рождались, служили и умирали. Завершая свой обзор и высоко оценивая значение творений великого русского зодчего Константина Андреевича Тона в градостроительной истории Москвы, автор высказывает надежду, что в недалеком будущем все-таки будет решен вопрос, связанный с бережной, научно обоснованной реставрацией истории. Завершая свой обзор и высоко оценивая значение творений великого русского зодчего Константина Андреевича Тона в градостроительной истории Москвы, автор высказывает надежду, что в недалеком будущем все-таки будет решен вопрос, связанный с бережной, научно обоснованной реставрацией исторического здания Московской таможни. Этому в большей мере будет способствовать и уважение к профессии таможенника.



[1] Пакгауз - закрытое складское помещение для хранения грузов при железнодорожных станциях, портах, таможнях. (Прим. ред.)

 

Регион:

Ключевые слова:

Прикрепленный файлРазмер
Иконка документа Microsoft Office Трубникова О. Как сооружалось здание таможни.doc49.5 КБ