Новости

Уважаемые исследователи!

Предлагаем вам размещение ваших материалов на страницах нашего сайта.

Для того, что бы опубликовать статью необходимо прислать ее в Вордовском файле используя кнопку для написания сообщений модераторам. Кроме того, просим вас высылать свое резюме, которое также будет размещено на сайте.

Обращаем ваше внимание на то, что модераторы оставляют за собой право отказа в публикации, если сочтут статью написанной не на должном научном уровне. В случае, если статья будет содержать стилистические погрешности, модераторы оставляют за собой право выслать ее на переработку.

Надеемся на плодотворное сотрудничество.

Желаем творческих успехов.

Тур десяти церквей (Часть 1. Николо-Угрешский монастырь)

         

      В августе 2012 года я посетила экскурсию «Тур десяти церквей», которая и стала толчком для поиска материала об увиденных местах. Хотелось бы рассказать и о своих впечатлениях об узнанном, может быть дать некоторые советы путешествующим. Все мои домыслы даны в конце исторических справок.

НИКОЛО-УГРЕШСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Николо-Угрешский монастырь — православный мужской ставропигиальный[1] монастырь в городе Дзержинский.

 

История монастыря

Предание об основании монастыря

     Николо-Угрешский монастырь был основан в 1380 году великим князем Московским, святым благоверным Дмитрием Ивановичем Донским. Письменных свидетельств об основании монастыря не сохранилось, однако в народной молве издревле бытовало устное предание, позднее, в XVIII столетии, записанное.

      В те времена в Орде всем заправлял ханский темник Мамай. В 1378 году в битве на реке Воже рати великого князя Дмитрия Ивановича наголову разгромили татарское войско под командованием Бегича, посланное Мамаем. Разгневанный Мамай собрал новую огромную армию. В ее состав, кроме конных полков различных степных народов, вошла и генуэзская пехота. Кроме того, Мамай заключил союз с литовским князем Ягайло. Летом 1380 года войско Мамая, численностью до 100 тысяч человек, двинулось в поход.

      По призыву Дмитрия Ивановича к Москве стали собираться воинские отряды из многих княжеств. 23 князя со своими отрядами влились в состав объединенного русского войска, в том числе полки братьев Ягайло, Андрея и Дмитрия Ольгердовичей, псковское ополчение. Отсутствовали только тверские, смоленские и новгородские войска. Рязанский князь Олег Иванович выжидал, кто окажется сильнее — Орда или Москва? Но и он содействовал общей победе — предупредил Дмитрия Ивановича о приближении татарского войска.

       Позднейшие источники показывают особую роль преподобного Сергия Радонежского в событиях 1380 года. В «Сказании о Мамаевом побоище» (конец XV века) говорится, что именно к нему приехал Дмитрий Иванович, чтобы получить благословение на битву с полчищами Мамая. Троицкий игумен благословил русское воинство — отправил на поле сражения двух монахов, Александра Пересвета и Андрея Ослябю, предварительно посвятив их в схиму.

        Получив высокое благословение, Дмитрий Иванович отправился к своим войскам. Местом встречи русских отрядов была назначена Коломна. На берегу Москвы-реки войско великого князя остановилось для отдыха. И здесь случилось чудесное видение Дмитрию Ивановичу: над сосною, в воздухе явилась ему икона святителя Николая Чудотворца.

      Дмитрий Иванович был поражен чудом, а сердце его озарила надежда на Божию помощь в предстоящей битве. И воскликнул великий князь: «Сия вся угреша сердце мое!»

      Вскоре после чудесного явления иконы Дмитрий Иванович был в Коломне, где провел воинский смотр собравшихся ратей. 20 августа русское войско вышло из Коломны, а 30 августа переправилось через Оку. Узнав о движении русских полков, Ягайло не решился выдвинуться на помощь Мамаю, и так и не принял участия в Куликовской битве.

      В ночь с 7 на 8 сентября Дмитрий Иванович переправился через Дон у впадения в него реки Непрядвы и поставил полки на Куликовом поле. В центре — Большой полк, главные силы. По флангам — полки Правой и Левой руки, впереди — Передовой, чуть сзади, за левым флангом Большого полка — Запасной. С востока, скрытый в Зеленой дубраве, стоял Засадный полк численностью 10-16 тысяч человек под командованием Дмитрия Михайловича Боброка, князя Волынского и Владимира Андреевича, князя Серпуховского. Общая численность русского войска достигала 70 тысяч человек.

     Утром 8 сентября 1380 года началась битва. В «Сказании о Мамаевом побоище», сохранилось предание: героями Куликовской битвы стали воины-иноки Александр Пересвет и Андрей Ослябя. Александр Пересвет начал сражение поединком с богатырем-печенегом, в котором оба погибли. Позднее богатыря-печенега именовали Темир-мурзой или Челубеем. Андрей Ослябя первым ринулся в бой и первым пал на поле брани.

       Основные силы татар устремились на Передовой полк, разбили его и ударили в центр Большого полка. Три часа продолжался этот бой. Татары рвались к знамени великого князя, под которым стоял боярин Михаил Бренок в доспехах Дмитрия. Боярин погиб, но полк устоял. Великий князь в это время в доспехах простого воина сражался в самой гуще битвы. Два раза его сбивали с коня, израненный, он еле добрался до дерева, где его после битвы нашли два простых воина-костромича.

     Не добившись успеха в центре, татары ударили по полку Правой руки, но потерпели неудачу. Тогда они обрушились на полк Левой руки, в тяжелом бою оттеснили его и стали обходить с тыла главные силы. Но они не знали о Засадном полке. Начав окружение Большого полка, татары подставили под удар свои тылы. В этот момент свежая русская конница из засады нанесла разгромный удар в тыл и фланг татарам. Немногим из них удалось в панике бежать. В наступление перешли остальные русские полки и гнали татар на протяжении 30-40 км до реки Красивая Меча, захватили обоз и богатые трофеи. Разгром татар был полный, войско Мамая перестало существовать. Малое число татар добралось до Орды, а сам Мамай бежал в Крым и был там убит.

      Русские войска потеряли около 20 тысяч убитыми и ранеными. Восемь дней собирали и хоронили убитых воинов, а затем войско двинулось к Коломне. 28 сентября войско победителей вступило в Москву, где его ожидало все население города.

      Великая победа русского воинства стала переломным моментом в истории Руси. Она вызвала национальный подъем, была воспета во многих литературных памятниках, самые знаменитые из которых — «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище». Великий князь Дмитрий Иванович получил почетное прозвание Донской, а его двоюродный брат, князь серпуховский Владимир Андреевич — прозвание Храбрый.

      А на обратном пути в Москву Дмитрий Иванович вновь оказался на том же месте, ознаменованном чудесным явлением иконы Николая Чудотворца. Он повелел устроить здесь храм во имя Святителя Николая и основать монастырь в его честь.

 История монастыря

       О первых годах бытия Николо-Угрешского монастыря не сохранилось никаких известий. Однако известно, что в первой половине XV века обитель существовала, а во главе ее стоял игумен Иона.

      Неизвестно, как выглядел Николо-Угрешский монастырь в первые годы своего существования. Но, по аналогии с другими монастырями того времени, можно предположить, что постройки его были деревянными. Неизвестно и то, сколько храмов было первоначально освящено в обители. Скорее всего, в центре обители поначалу стоял деревянный храм во имя святителя Николая Чудотворца. Впрочем, относительно недавно было высказано мнение, что в конце ХIV века Никольский храм был сразу же возведен из белого камня.

       Главной святыней Никольского храма была чудом явленная князю Дмитрию Донскому икона Святителя Николая[2].

    Николо-Угрешская обитель была ктиторским монастырем, то есть основанным и поддерживаемым благодетелями. Ктиторами монастыря в XIV-XVII веках были русские государи, а первым —Дмитрий Донской. Об этом свидетельствует запись в монастырском Синодике, сделанная, судя по всему, в первой половине XVII века.

        Во второй половине XV века Николо-Угрешский монастырь пользовался большим уважением и почетом и у великого князя Ивана III. В конце XV столетия монастырь имел свое подворье в Кремле с храмом Святителя и Чудотворца Петра.

      К 1519 году относится первое летописное сообщение о том, что в Николо-Угрешском монастыре побывал великий князь Московский Василий III. Вполне возможно, что московские правители и ранее посещали монастырь, однако об этом не сохранилось никаких свидетельств. В мае 1519 года, великий князь Василий III отправился в родовое село Остров и по дороге остановился в Угрешской обители, расположенной неподалеку. С тех пор великокняжеские, а затем и царские выезды в село Остров были регулярными — здесь находились богатые охотничьи угодья, а охота была излюбленным великокняжеским и царским развлечением. Само село Остров издавна принадлежало московским великим князьям и упоминается еще в духовной грамоте Ивана Калиты, написанной в 1328 году. При князе Василии III в селе был поставлен первый княжеский терем.

     Летом 1521 года в Москве стало известно, что крымский хан Махмет I Гирей с огромным войском стремительно движется к русским границам. У Оки войско, посланное великим князем Василием III, оказалось наголову разбито крымчаками. Орда захватчиков ринулась разорять Коломенские и Московские земли. Были сожжены и село Остров, и Николо-Угрешский монастырь.

     Окрестности Москвы были сильно разорены, а крымчаки увели с собой огромный полон. Но стольный город Махмет-Гирей взять так и не смог.

      Николо-Угрешский монастырь вскоре отстроился заново. И вновь московские государи не оставляли обитель своим участием, даруя новые вотчины или же подтверждая права на владения вотчинами старыми. Известно, что в 1540-е годы монастырь владел многими селами в Московском, Коломенском, Переяславском и Костромском уездах. Кроме этих сел, монастырю принадлежала и Дюдикова пустынь в предместьях Вологды.

     В 1545 году Иван Грозный даровал Николо-Угрешскому монастырю жалованную грамоту, закрепившую за обителью право на владение четырнадцатью селами в четырех уездах и запрещавшую кому бы то ни было ездить в леса и рощи монастырские и производить в них порубки.

     Спустя шесть лет, в мае 1551 года уже ставший к тому времени царем Иван IV подтвердил верность данной Угрешской обители жалованной грамоты.

      Русские государи в XVI—XVII веках придавали большое значение процветанию Николо-Угрешского монастыря, заботились о его состоянии и содержании, неоднократно выдавая или же подтверждая жалованные грамоты.

      В XVI—XVII столетиях общей государственной практикой стали выезды московских правителей на богомолье в различные духовные центры России, в том числе и в монастыри. Одним из таких монастырей был Николо-Угрешский. Впервые как место государева богомолья Угрешская обитель упоминается в 1546 году. Тогда на Руси ожидали нападения крымского хана Девлет-Гирея. Иван IV решил сам возглавить отпор врагу. 6 мая 1546 года перед тем как выехать в полки, он отправился по Москве-реке в Николо-Угрешский монастырь. А уже из Угреши Иван IV отправился в Коломну, к своему войску. До августа простояли русские полки под рукой своего государя, но крымчаки так и не появились.

     В апреле 1555 года к царю Ивану IV пришли священники и лучшие земские люди из Вятки и били челом, чтобы он велел обновить находящийся в их крае чудотворный образ Николы Великорецкого, крайне к тому времени обветшавший. Царь приказал привезти этот образ по рекам в Москву. Икону везли реками — Вяткой, Камой, Волгой и Окой до Коломны. От Коломны образ Святителя Николая Великорецкого везли по Москве-реке на струге до Николо-Угрешского монастыря.

      29 июня 1555 года в монастыре икону встретил младший брат государя Юрий Васильевич и отправился с ней в Москву. У Симонова монастыря торжественную процессию с чудотворным образом встречал уже сам Иван IV, а у Фроловских ворот Кремля — митрополит Московский и всея Руси Макарий со множеством народа. Над обновлением образа трудились сам святитель Макарий, известный своим иконописным мастерством, и благовещенский протопоп Андрей. Царь приказал соорудить у собора Покрова Божией Матери надо Рвом деревянную церковь во имя святого Чудотворца Николы Вятского и в ней поставить точную копию с чудотворного образа, принесенного с Вятки. Саму же икону, богато украшенную золотом, жемчугом и драгоценными камнями, через год отпустили обратно.

     В XVI веке игумены Николо-Угрешского монастыря пользовались немалым уважением в высших кругах русского общества. Oни неоднократно были участниками различных государственных деяний Церковных и Земских соборов. Их подписи стоят под важнейшими государственными документами, в том числе под грамотами о выборе русских царей и русских патриархов.

 Смутное время

     В июне 1606 года угрешский игумен (правда, без упоминания его имени) назван среди участников чина венчания на царство Василия Шуйского.

    В 1610 году в Николо-Угрешском монастыре некоторое время скрывался Лжедмитрий II. Сюда приходили польские послы, склоняя нового самозванца отказаться от притязаний на русский престол, но Лжедмитрий II не отказался. Тогда к Никольскому монастырю направились соединенные русские и польские рати. Самозванец в страхе бежал из Угрешской обители в Калугу.

     Угрешский игумен Иона был в числе русских послов, отправленных в сентябре 1610 года к польскому королю. Посольство возглавлял митрополит Ростовский Филарет Романов, будущий русский патриарх. Доля послов оказалась тяжела — они решительно отказались от притязай польского короля Сигизмунда на русский трон. Поэтому практически все они оказались в польском плену. И если митрополиту Филарету удалось спустя много лет вернуться на Родину, то Иона умер в заточении.

     А когда весной 1611 года на спасение Москвы двинулись рати ополчений, то одним из мест сбора русского войска стал Николо-Угрешский монастырь. 27 марта 1611 года сюда сошлись отряды изо всех русских городов: Ляпунов — из Рязани, Заруцкий — из Тулы, пришли и другие воеводы со своими отрядами. Соединившись, русские рати двинулись из Угрешской обители на Москву. Так под стенами Москвы появилось Первое ополчение.

     В монастыре бывал и князь Д. М. Пожарский, участник первого и один из руководителей второго земского ополчения. У стен обители возглавляемое им войско разбило войско тушинского атамана Салькова. Д. М. Пожарский с ополченцами второго земского ополчения некоторое время находился в монастыре.

 XVII век

     В XVII столетии Николо-Угрешский монастырь представлял собой внушительное архитектурное собрание. Судя по описи, произведенной в 1739 году, монастырь был обнесен каменной оградой, покрытой тесом, общей длиной 700 м и высотой около 3 м, с двумя воротами. В монастыре было три каменных храма — Никольский собор (значительно обновленный в 1614 году), церковь Успения Божией Матери с трапезной и церковь Спаса Нерукотворного с колокольней. К Успенской церкви примыкала Хлебная палата, а рядом со Спасской церковью находились больничные и братские келии. Кроме того на территории монастыря располагались несколько каменных хозяйственных построек (поварня, квасоварня, солодовня, житницы и другие), а за стенами — конюшенный и скотный дворы. Для размещения царских особ и высших церковных иерархов, часто бывавших в монастыре в XVII веке, были построены каменные Государевы (Царские) и Патриарший палаты, к которым примыкала игуменская келия.

     В это время Николо-Угрешский монастырь вступил в один из самых благополучных периодов своего развития, связанный с именем игумена Викентия (игумен монастыря в 1666-1672 годы). Игумен Викентий пользовался особым доверием царя Алексея Михайловича.

      Именно при игумене Викентий в 1671 году, в знак особого внимания, царь подарил Николо-Угрешскому монастырю Лицевое «Житие Святителя Николая Чудотворца Мирликийского». Подобные подношения делались не чаще, чем раз в царствование, могли не делаться вовсе.

      В XVII  веке монастырь становится местом царского  богомолья. Известно, что Михаил Федорович нанес в монастырь девять, а Алексей Михайлович  - тринадцать визитов. Возможно, что посещений было и больше, ведь документы фиксировали, как правило, только официальные богомольные походы.

      В этот период монастырь выполнял и роль тюрьмы, в него ссылали неугодных людей, в том числе священников и монахов. В 1662 году здесь подвергали пыткам участников Медного бунта в Москве. В 1666 году и позднее в темнице монастыря томились враг патриарха Никона и глава старообрядцев протопоп Аввакум и два других лидера старообрядцев – дьякон Федор и священник Никита Добрынин.

      На игумена Викентия возложили задачу в последний раз попытаться склонить Аввакума и его сподвижников на сторону официальной церкви и власти[3]. В те дни в монастырь приезжал и сам Алексей Михайлович, но с вождями старообрядцев он встречаться не стал, а только походил возле темницы.

       В 1680-х годах монастырь трижды посещал молодой царь — Петр I (причем последние два похода он совершил на ботах и яхте под парусами). В 1698 году, после подавления стрелецкого бунта Угрешская обитель становится одним из мест заключения для мятежных стрельцов, выступивших против Петра.

      В XVII веке число братии обители достигало 100 человек.

 XVIII век

     В XVIII веке заметно снизилась, по сравнению с предыдущими веками, роль духовенства в жизни русского общества. Петр I и его наследники фактически смотрели на духовенство как на государственных чиновников, поэтому государство стало активно вмешиваться в церковную жизнь. Петр освободил духовенство от подушного оклада и рекрутства, но обязал исполнять другие повинности — адмиралтейскую, полицейскую и прочие. В 1718 году государевым указом была отменена тайна исповеди — духовник был обязан открывать уголовному следователю грехи, сказанные на исповеди. В 1722 году были изданы правила, ограничивающие доступ к духовным должностям для лиц недуховного звания. После указа 1723 года о запрещении пострижения новых монахов из недорослей, значительно снизилось число монашествующих. В 1734 году при императрице Анне Иоанновне были подтверждены указы Петра I об уменьшении числа монахов. В результате, если в начале XVIII века в России насчитывался 1201 монастырь, то к 1762 году их число сократилось до 1072.

    В подобной ситуации, конечно же, изменилось и положение Николо-Угрешского монастыря. В результате реформ монастырь лишился царского покровительства, льгот по таможенным податям и сборам. Царское семейство, перебравшееся в начале XVIII века во вновь построенный Санкт-Петербург, перестало посещать Угрешскую обитель. Все меньше паломников приходило в Угрешу. Монастырь становился все беднее и беднее.

     Правда, в первые десятилетия XVIII века угрешские игумены еще сохраняли свое влияние в государственной жизни России. Так, в числе подписавших «Духовный регламент» в 1721 году был и угрешский игумен Феофан, а под прибавлением к «Духовному регламенту» в 1722 года стоит подпись угрешского игумена Варлаама I.

     Но в XVIII — начале XIX века Угреша перестала привлекать внимание церковных властей. Здесь часто менялись настоятели — за 1700-1833 годы в обители сменились 39 настоятелей, причем некоторые из них лишь числились таковыми, оставаясь на прежних местах проживания.

     В начале XVIII века число братии, по сравнению с серединой XVII века, уменьшилось почти втрое, а во второй половине ХVIII века — и вчетверо (24 насельника). Монастырские строения приходили в ветхость. В 1737 году игумен Варлаам II подал в Синод доношение о ветхостях зданий, затем последовало еще два доношения.

    В мае 1739 года обитель пострадала от сильнейшей бури, когда ветер сорвал крыши со многих зданий и поломал кресты. Но история с ремонтом тянулась еще три года, и только в 1742 году из Синода были отпущены средства на обновление монастырских построек. За эти годы некоторые строения уже обрушились, и в результате многие каменные здания были разобраны и заменены деревянными.

     К 1763 году в совершенно непригодное состояние пришел храм Спаса Нерукотворного, в котором уже с 1757 года перестали вести службы из-за возможности обрушения здания.

     Тем не менее, некоторое строительство в монастыре велось. В 1755 году в башню Святых ворот встроили часовню во имя Святителя Николая Чудотворца, в 1761 году построили трехъярусную колокольню, в 1781 году была заново отстроена и освящена каменная Успенская церковь. В этом храме как главная святыня почиталась чудотворная Угрешская икона Божией матери «Взыграние»[4].   

      В результате реформ 1764 года Николо-Угрешский монастырь был отнесен к штатным монастырям 3-го класса. Это означало, что в штате обители могло одновременно находиться не более 12 монахов, включая настоятеля, на содержание которых из государственной казны выделялось всего 950 рублей в год. До 1764 года Угрешская обитель имела 3787 душ крестьян, рыбные ловли на Волге, Кременский сад и лесные дачи. С проведением реформ монастырь лишился всего, а его владения ограничились землей, находившейся в черте ограды. Правда, в конце XVIII века игумен Ионафан смог возвратить монастырю 40 десятин земли.

      В 1771 году, во время эпидемии чумы, обрушившейся на московские земли, в Угрешской обители был устроен лазарет для зараженных моровым поветрием. Братию монастыря на это время перевели в ближайший от Угреши Николо-Перервинский монастырь.

 XIX век

    В конце XVIII — первой трети XIX века владения обители ограничивались пространством, заключенным в черте ограды и небольшим количеством земли в окрестности, общим размером около 40 десятин. Кроме того, монастырь имел подворье в Москве на Маросейке и со времен царствования Павла I владел мельницей в Бронницком уезде.

     Число братии колебалось от 12 до 17 человек.

    В этот период в обители несколько раз проводились ремонтные работы по исправлению ветхостей церквей. Однако средства выделялись скудные, их далеко не всегда хватало для восстановления старых построек. Поэтому пришедший в ветхость храм Спаса Нерукотворного так и не стали восстанавливать и в 80-е годы XVIII века разобрали.

      В 1812 году некоторое время в Николо-Угрешском монастыре стоял один из отрядов захватчиков. Впрочем, неприятель не нашел в обители столь желаемых им богатств, потому что монастырская ризница была заблаговременно вывезена в Вологду. Но и в этих условиях французы нанесли немалый ущерб зданиям и храмам Угреши, надругались над оставшимися святынями.

    Несмотря на ухудшение материального положения монастыря, духовная жизнь в нем во второй половине XVIII — начале XIX века продолжалась. Увеличилось число святынь Николо-Угрешского монастыря. Так, в обитель был доставлен гроб преподобного Николы Святоши, черниговского князя, принявшего монашеский постриг и преставившегося в конце XII века.

      Число монашествующих в Николо-Угрешском монастыре, при штате в 12 человек, колебалось от 12 в 1785 году до 17 в 1829 году. А потом число братии сократилось до 10 человек в 1834 году, причем только 6 человек из них были монашествующими (двое были белыми священниками, один — белым диаконом, один — послушником). Связано это было во многом с неудачным правлением назначаемых игуменов. В результате, к 1834 году монастырь пребывал в крайне запущенном состоянии, и даже поговаривали о его закрытии.

      Одной из важных забот митрополита Филарета было возрождение монастырей и истинной монашеской жизни в них. А одной из самых любимых его обителей стал Николо-Угрешский монастырь, с которым митрополит Филарет связывал много надежд. Святитель многократно бывал в обители, служил архиерейские службы, освящал вновь построенные в монастыре храмы, всячески поддерживал деятельность угрешских игуменов.

     Постепенно обитель стала подниматься как в духовном, так и в экономическом отношении. У монастыря появились благотворители, которые по собственному желанию жертвовали средства на его благоустройство.

    16 октября 1853 года в Николо-Угрешском монастыре был введен общежительный устав.

    В 1855-1866 годы на пожертвования П.М. Александрова вокруг монастыря была возведена новая каменная стена. Одновременно со стеной строились восточный и южный двухэтажные кирпичные корпуса, расположенные на границе обители и выполнявшие там роль стены.

       В одном из корпусов разместили больницу. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов в этой больнице лечились раненные русские воины. В другом корпусе устроили повседневную и праздничную трапезные.

      Во второй половине 1850-х годов вдоль южной границы обители был построен двухэтажный кирпичный корпус, в котором находилась богадельня на 50 человек, основанная П. М. Александровым на свой вклад.

      1850-е годы были благоустроены пруды на территории монастыря. На средства П. М. Александрова в них завели рыбное хозяйство, а в верхнем пруду даже водилась стерлядь. Кроме того, были устроены водопроводы для снабжения монастыря водой, была построена водяная башня с источником в ней.

      Вскоре у монастыря появился новый благодетель Петр Иванович Куманин. В течение пяти лет, до самой своей кончины П. И. Куманин оказывал обители разнообразную помощь. Именно на его средства в 1852-1860 годы в пределах монастыря был основан скит во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла, выполненный по подобию скита в Оптиной пустыни. В скиту был принят особо строгий устав. Скит включал в себя деревянный Петропавловский храм с притвором и колокольней, и келии. У ворот была построена часовня во имя Иерусалимской иконы Божьей матери, главная святыня которой, Иерусалимская икона Божией Матери, очень почиталась местными жителями. В этом храме, в склепе, под алтарем, и был похоронен в 1865 году П. И. Куманин.

     Строительство в Угрешской обители продолжалось. В 1869-1870 годы на средства Д. П. Рогаткина в юго-восточном углу монастыря построили храм во имя Казанской иконы Божией матери, покрытый шатром с пятью главами. В храме был иконостас из искусственного белого мрамора.

     В 1875 году на средства В. Л. Васильева в нижнем этаже под Казанским храмом устроили церковь во имя преподобного Василия Парийского.

      В 1868-1870 годы в селе Остров с торгов купили дом, разобрали его, привезли в Угрешу, и из этих материалов возвели деревянные с железной крышей архиерейские палаты с крестовой церковью во имя преподобного Сергия Радонежского. Подновлена была и Успенская церковь, а примыкающие к ней Государевы и Патриаршие палаты переделаны в настоятельские. Башня XVII века, которая располагалась на западе этого корпуса, была перестроена в беседку и соединена с настоятельскими палатами застекленной галереей.

      Успехи архимандрита Пимена в строительстве монастыря были замечены и высоко оценены. В 1863 году ему было поручено заняться перестройкой Вознесенского монастыря в Московском Кремле, знаменитого тем, что с древних времен этот монастырь служил усыпальницей для русских великих княгинь, цариц и царевен. Позднее, в 1880 году, архимандрит Пимен руководил работами по достройке и приготовлению к открытию московского Ивановского монастыря, закрытого в 1813 году.

     В 1866 году в монастыре было открыто третьеклассное училище для крестьянских детей.

     После смерти архимандрита Пимена Николо-Угрешский монастырь возглавил новый настоятель — игумен Нил. При отце Пимене он был более двадцати лет монахом Николо-Угрешской обители, а затем строителем и игуменом Берлюковской пустыни. По желанию братии, в 1880 году его перевели настоятелем в Угрешу. В 1887 году Нил был возведен в сан архимандрита. При нем строился Спасо-Преображенский собор. На месте, где стояла сосна, на которой великому князю Дмитрию Донскому была явлена икона, была заложена часовня в память чудесного явления иконы Святителя Николая Чудотворца великому князю Дмитрию Донскому. Правда, в годы его правления число насельников обители сократилось до 46 человек.

      Монастырь, ставший одним из центров духовной жизни России, привлекал в свои стены многих талантливых людей. В 1867 году послушником в монастыре был историк и духовный писатель Д. Д. Благово. В 1870 году здесь был послушником русский философ и писатель К. Н. Леонтьев.

     В 1893-1905 годы архимандритом Николо-Угрешского монастыря был Валентин (Смирнов), до того пребывавший в Угрешской обители с 1856 года. При нем к 1901 году доходы монастыря увеличились до 99247 рублей в год, а число насельников Угреши возросло до 54 человек в 1898 году.

     В период между 1905 и 1917 годом Николо-Угрешский монастырь безбедно существовал при руководстве архимандрита Макария (Ятрова). Отец Макарий с 1883 года был послушником Угрешской обители, в 1888 году принял монашеский постриг, в 1892 году был рукоположен в иеродиакона, и в 1893 году — во иеромонаха.

     Число паломников в обитель стало настолько велико, что в Николо-Угрешский монастырь был организован специальный маршрут по Москве-реке. Ежедневно пароход «Ярославль» отчаливал в 11 часов утра от Большого Устьинского моста в Москве, обратный же рейс начинался в 20 часов того же дня. А в воскресные и праздничные дни назначался и дополнительный рейс.

      В странноприимном доме монастыря было призреваемо 12200 лиц мужского пола и 6400 лиц женского пола. До 5600 человек в год бесплатно получали советы и лекарства в монастырской больнице. Для нужд богомольцев свои двери открывали три гостиницы. Обитель владела немалой недвижимостью в Москве, лесными дачами в Московской и Владимирской губерниях.

     В начале XX столетия Николо-Угрешский монастырь представлял собой процветающую, благоустроенную, пользующуюся огромным почетом среди духовенства и богомольцев обитель, одну из самых значительных в Московской епархии.

 Советский период

     В первые годы советской власти Николо-Угрешская обитель испытала все возможные гонения. Монастырь продолжал возглавлять архимандрит Макарий, подначальными его состояли около 60 человек братии.

      Уже летом 1918 года начались первые реквизиции. Однако попытка изъять монастырских лошадей привела к настоящему бунту крестьян окрестных деревень. Тогда в обитель был выслан вооруженный отряд, который силой изъял некоторые ценности. В том же году у монастыря отняли жилые и хозяйственные постройки в пользу Наркомфина для устройства детской колонии и дома отдыха. Монашествующие разместились в скитских помещениях и в двухэтажном кирпичном корпусе с Успенской церковью.

     1 июля 1919 года для того, чтобы сохранить монастырь и хоть какие-то хозяйственные владения, была образована трудовая артель монахов, получившая название «Николо-Угрешской трудовой общины», во главе которой встал архимандрит Макарий. Видимо, дату организации трудовой общины следует считать моментом официального упразднения Николо-Угрешского монастыря. В общине состояло примерно 40 человек, при этом 8-10 женщин работали на скотном дворе. Трудовая община владела 4 десятинами земли, фруктовыми садами, несколькими лошадьми, а также небольшим количеством крупного молочного скота. Община монахов существовала на территории монастыря одновременно с детской колонией Наркомфина, которой было передано большинство бывших монастырских зданий и земельных владений.

      Братия общины, несмотря ни на какие гонения, ни на день не прекращала богослужения.

      22 мая 1924 года, в престольный праздник Николо-Угрешского монастыря — День перенесения мощей Святителя Николая Чудотворца — количество паломников достигло небывалого для тех лет числа в 14000 человек, а службы велись во всех действующих тогда храмах.

     У престарелого митрополита Макария, под угрозой сгноить его в Петропавловской крепости в случае его упорства, было вытребовано прошение об отставке — небывалый случай, потому что московские митрополиты, по своему статусу, никогда не увольнялись на покой ни по болезни, ни %D�, а в стенах прорубили окна. В 1931 году этот клуб сгорел, и затем здесь находилась столовая, а позднее — заводской цех. Церкви во имя Казанской иконы Божией Матери и во имя преподобного Василия Парийского приспособили под жилье. В 1928 году снесли кладбищенскую часовню, в которой покоились останки преподобного Пимена Угрешского, а само кладбище, осквернив, закрыли.

     В 1936 году колонии было присвоено имя Ф. Э. Дзержинского.

     Воспитанники колонии участвовали в строительстве ветки железной дороги от станции Панки до Подмонастырской слободы, которую переименовали в поселок имени Дзержинского.

     Трудовая коммуна постепенно превращалась в крупное производство, требующее для своих нужд все больше и больше рабочих рук. В 1932 году началась массовая застройка близлежащей к монастырю территории жилыми домами, культурными и производственными зданиями. Были построены и работали 5 заводов. К 1938 году в коммуне насчитывалось уже около 14 тысяч человек.

     В 1938 году Трудовую коммуну закрыли, а весь комплекс старых и новых построек объединили в поселок имени Дзержинского.

      В 1940 году окончательно разобрали древнейшее монастырское здание — уже очень ветхий к тому времени Никольский собор.

     В начале Великой Отечественной войны снесли два верхних яруса колоко��бразования (МОНО) для создания новой детской колонии «Красный детский городок», с гораздо большим числом детей — до 1000 человек. Осенью того же года началось переселение детей в Угрешу.

     Тогда же, весной 1925 года, было принято решение об изгнании из бывшего монастыря всех монахов во главе с настоятелем. Монахи поселились в крестьянских домах близлежащих деревень. Возможно, по выселении из монастыря, часть угрешской братии перешла в Гергеновскую пустынь, расположенную неподалеку от Троице-Сергиевой лавры. Но в 1927 году закрыли и ее.

      До середины 1925 года монастырские храмы еще оставались действующими. Но руководством МОНО перед Моссоветом был поставлен вопрос о недопустимости соседства православных церквей с детским учреждением, и было выдвинуто требование закрыть угрешские храмы. В мае — июле 1925 года постановлениями Моссовета и Президиума ВЦИК было предписано закрыть четыре храма.

     В бывшей Угрешской обители для нужд верующих оставили только Петропавловскую скитскую церковь, обязав поставить между храмом и колонией забор и сделать отдельный вход в стене для прохода к церкви. Община верующих пыталась бороться за сохранение и Успенской церкви, и даже была поддержана в этом Главнаукой, но ни одно прошение не возымело положительного ответа. В 1928 году окончательно закрыли и Петропавловский храм.

      В 1930 году монастырские ценности и церковное имущество, хранившееся в Никольском и Спасо-Преображенском соборах, окончательно вывезли в государственный музей «Коломенское».

      В конце 1920-х — 1930-е годы все храмы бывшей обители были окончательно разорены, переоборудованы под жилые и административные здания, с них были сняты кресты и снесены купола. В Спасо-Преображенском соборе устроили клуб, сам собор внутри значительно перестроили, а в стенах прорубили окна. В 1931 году этот клуб сгорел, и затем здесь находилась столовая, а позднее — заводской цех. Церкви во имя Казанской иконы Божией Матери и во имя преподобного Василия Парийского приспособили под жилье. В 1928 году снесли кладбищенскую часовню, в которой покоились останки преподобного Пимена Угрешского, а само кладбище, осквернив, закрыли.

     В 1936 году колонии было присвоено имя Ф. Э. Дзержинского.

     Воспитанники колонии участвовали в строительстве ветки железной дороги от станции Панки до Подмонастырской слободы, которую переименовали в поселок имени Дзержинского.

     Трудовая коммуна постепенно превращалась в крупное производство, требующее для своих нужд все больше и больше рабочих рук. В 1932 году началась массовая застройка близлежащей к монастырю территории жилыми домами, культурными и производственными зданиями. Были построены и работали 5 заводов. К 1938 году в коммуне насчитывалось уже около 14 тысяч человек.

     В 1938 году Трудовую коммуну закрыли, а весь комплекс старых и новых построек объединили в поселок имени Дзержинского.

      В 1940 году окончательно разобрали древнейшее монастырское здание — уже очень ветхий к тому времени Никольский собор.

     В начале Великой Отечественной войны снесли два верхних яруса колокольни из-за опасения, что высокая колокольня может стать ориентиром для фашистской авиации, которая бомбила Москву.

      В послевоенный период на территории монастыря находились жилые комнаты, больница, детская поликлиника, кожно-венерологический диспансер, народный суд, отделение милиции, мастерские, склады. Основная же часть территории принадлежала научно-производственному объединению «Союз».

      К началу 1990-х годов монастырь пребывал в руинированном состоянии.

      В конце 1990 года Дзержинский городской Совет народ�0�оября – великомученицы Параскевы Пятницы         
16 / 29 ноября - Святого апостола и Евангелиста Матфея.       
6 / 19 декабря - преставление Святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мир Ликийских.

 Архитектурный ансамбль монастыря:

  • Спасо-Преображенский собор (1880—1894)

      Грандиозный Спасо-Преображенский собор был сооружен по проекту архитектора А. С. Каминского в 1880-1840 годах, он стал доминанто�разован хор прихожан.

       В начале лета 1998 года Николо-Угрешской обители было передано здание бывшей медсанчасти, в которой разместилось духовное училище. 1 сентября 1998 года начался первый учебный год в Николо-Угрешском духовном училище. Учащимся в первом классе предстояло изучать катехизис (общие сведения о вероучении Православной Церкви), обще-Церковную историю, литургику (устав богослужения), Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, церковное искусство, славянский язык, современный иностранный язык, музыкальные дисциплины: сольфеджио, хор, обиход церковного пения. В 1999 году училище было преобразовано в духовную семинарию.

      В 1994 году в монастыре жили 8 человек братии, после 2001 – более 30 человек: 12 иноков и 20 послушников.

      При монастыре, вне его территории действует гостиница для паломников, управляемая паломнической службой монастыря.

 Монастырские праздники.

- 19 мая / 1 июня – благоверного великого князя Дмитрия Донского, основателя Николо-Угрешской обители.        
- 9 / 22 августа - явление иконы святителя Николая Чудотворца благоверному князю Димитрию Донскому.           
- 17 / 30 августа - преподобного Пимена Угрешского

- 7/20 ноября - явление Угрешской иконы Божией матери «Взыграние»      
- 16 февраля / 1 марта - Святителя Макария (Невского), митрополита Московского, Алтайского
- 30 апреля / 13 мая - Святителя Игнатия, епископа Кавказского       
- 23 сентября / 6 октября - Святителя Иннокентия Московского        
- 10 / 23 октября - Святителя Иннокентия епископа Пензенского      
- 19 ноября / 2 декабря – святителя Филарета Московского

 Престольные праздники.

1 / 14 апреля – преподобной Марии Египетской           
12 / 25 апреля - епископа Василия Парийского, исповедника.
9 / 22 мая - перенесение честных мощей Святителя и Чудотворца из Мир Ликийских в Бар-град.
29 июня / 12 июля - святых первоверховных апостолов Петра и Павла.       
11 / 24 июля – равноапостольной княгини Ольги         
15 / 28 июля – равноапостольного великого князя Владимира           
27 июля / 9 августа – великомученика и целителя Пантелеймона      
19 июля / 11 августа - Рождество Святителя Николая Чудотворца.    
6 / 19 августа - ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ.          
15 / 28 августа - УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ.  
29 августа / 11 сентября - Усекновение главы Иоанна Предтечи       
25 сентября / 8 октября – преподобного Сергия Радонежского           
22 октября / 4 ноября – Казанской иконы Божией матери       
24 октября / 6 ноября – иконы Божией матери «Всех скорбящих Радость»   
28 октября /10 ноября – великомученицы Параскевы Пятницы         
16 / 29 ноября - Святого апостола и Евангелиста Матфея.       
6 / 19 декабря - преставление Святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мир Ликийских.

 Архитектурный ансамбль монастыря:

  • Спасо-Преображенский собор (1880—1894)

      Грандиозный Спасо-Преображенский собор был сооружен по проекту архитектора А. С. Каминского в 1880-1840 годах, он стал доминантой монастырского ансамбля.

      Средства на строительство собора выделил Владимир Васильевич Пегов.

      Внутреннюю роспись выполнил иконописец М. Н. Сафонов по рисункам А. С. Каминского. Он же написал иконы для пятиярусного иконостаса (высота – 23,5 м, ширина – 25,7 м). Сам иконостас был ручной работы, золоченый, выполненный художником по резьбе В. А. Астафьевым.

      Внутреннее пространство храма освещалось шестью бронзовыми золочеными паникадилами.

      В 1925 году собор был закрыт, в нем устроили клуб. Сам собор внутри значительно перестроили, разделили межэтажными перекрытиями, в стенах прорубили окна, купола снесли.

     В 1931 году клуб сгорел. Затем здесь находилась столовая, а позднее – заводской цех.

     С 1991 по 2000 год продолжались работы по восстановлению храма.

     В 2000 году собор был освящен патриархом Алексием II.

      В храме установлен пятиярусный иконостас (высота 24 м, ширина – 25 м). Иконы для иконостаса написаны палехскими мастерами. Пол, стены алтаря и основания колонн выложены и облицованы саянским и греческим мрамором. В соборе шесть паникадил, привезенных из Греции.

     Работы по росписи храма проводились под руководством А. В. Куркова.

 Святыни:

- ковчег с частицей мощей святителя Николая Чудотворца;

- серебряная рака с мощами преподобного Пимена Угрешского.

       Собор возведен в русско-византийском стиле. Это массивное сооружение, представляющее собой пятиглавый кубический храм на подклете. Архитектура храма отличается мощной пластикой форм.

  •  Собор Николая Чудотворца

     Небольшой одноглавый Свято-Никольский собор был построен в конце XIV века. Возможно, изначально он был деревянным, однако, в  последнее время высказываются предположения о том, что он изначально был каменным.

     В 1521 году храм сильно пострадал при пожаре.

     В 1614 году он был значительно перестроен или даже построен заново.

     В XVIII – начале XIX века собор заметно обветшал.

     В 1840-1849 годах была проведена капитальная реставрация храма: под него подвели новый фундамент, пристроили новый притвор и паперть, обновили купол, кровлю, стены, позолотили деревянный иконостас, внутри собор был заново расписан.

     В 1925 году храм был закрыт, а в 1940 – снесен.

     21 августа 2000 года во время празднования 620-летия основания монастыря был освящен закладной камень на месте, где стоял старый храм и предстояло построить новый.

     В 2010 году храм был освящен патриархом Кириллом.

  •  Церковь Успения Пресвятой Богородицы  с приделом преподобной Марии Египетской

      Известно, что уже в XVII – начале XVIII века в монастыре стояла Успенская церковь.

     В 1763 году устроили теплый храм, существующий и поныне. Таким образом, эта церковь – самая древняя среди сегодняшних монастырских храмов.

     Храм расположен на втором этаже корпуса, примыкающего к колокольне с запада. Продолжением этого корпуса являются Государевы и Патриаршие палаты, перестроенные в XIX веке под настоятельские келии, в которых ныне находится музей – ризница монастыря.

     В 1852 году на средства П. М. Александрова храм был обновлен, а в 1851 году в нем устроили придел во имя преподобной Марии Египетской.

     Снаружи храм возвышается на целый ярус над всем зданием.

     Внутреннее помещение церкви – низкое, сводчатое, потолок и стены покрыты иконописью.

     На рубеже XIX – XX веков в храме был пятиярусный вызолоченный иконостас, украшенный резьбой. Резные Царские врата работы русских мастеров XV века были пожертвованы в монастырь еще в XVIII веке из московского Ивановского монастыря. Иконостас придела имел три яруса.

      В 1925 году храм закрыли, а затем разорили.

      Из всех храмов монастыря он был восстановлен первым. В 1991 году храм был освящен.

 Святыни:

- частица мощей Иоанна Предтечи на иконе святого;

- икона святого великомученика и целителя Пантелеймона с частицей мощей;

- большой вызолоченный и украшенный ковчег с мощами 82 преподобных Киево-Печерских отцов;

- частица мощей святителя Игнатия (Брянчанинова) и икона святителя Игнатия с частицей его мощей

- многие другие мощи

  •  Церковь апостола Матфея и Параскевы Пятницы

      Храм построен в 1855 году на средства П. М. Александрова в корпусе с настоятельскими келиями на первом этаже под Успенской церковью. Снаружи эта церковь выделяется выступом с золотой главой.

     На рубеже XIX-XX веков в храме был черный с серебряными украшениями иконостас, а также медные, чеканные, прорезные и посеребренные Царские врата. Перед входом стоял гроб, в котором когда-то покоились мощи русского святого XII века Николы Святоши. Под алтарем находился склеп, где были похоронены благотворители монастыря П. М. и Г. М. Александровы.

     В начале 1920-х годов храм был закрыт и разграблен, а могилы осквернены.

     Церковь заново освящена в 1994 году.

  •  Церковь Петра и Павла

      Храм был устроен как скитская церковь в 1860 году на средства П. И. Куманина.

     На рубеже XIX-XX веков в храме был иконостас в четыре яруса с резными позолоченными Царскими вратами. Большое резное паникадило и резные подсвечники были выполнены из пальмы. Под храмом и алтарем находился каменный склеп, в котором был похоронен П. И. Куманин.

      На колокольне располагалось 7 колоколов, самый большой из которых весил 640 кг, а второй по величине – 320 кг.

      В иконостасе пребывала икона «Положение во гроб Спасителя», писаная в 1541 году.

     В 1920-е годы скит был закрыт, но храм действовал до 1928 года как приходской. В 1928 году храм был закрыт и разорен, остальные скитские постройки были разобраны или сгорели.

     Храм был вновь освящен в 1995 году патриархом Алексием II.

       Храм деревянный, двухъярусный, с притвором и алтарем в один ярус и с прямой квадратной колокольней, с шатровыми остроконечными крышами и колокольней.

  •  Церковь Пимена Угрешского

     Храм построен на месте деревянной часовни на братском кладбище. В этой часовне был упокоен преподобный Пимен Угрешский, но в 1928 году ее уничтожили.

     Строительство церкви велось в 2001-2002 годах при содействии министерства юстиции. Храм был освящен в 2002 году патриархом Алексием II. 

  • Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

      Храм строился в 1857-1860 годах, возможно, по проекту М. Д. Быковского как больничный, потому что примыкал к монастырской больнице.

    На рубеже XIX-XX веков церковь имела трехъярусный темно-синий иконостас с золочеными карнизами, оканчивающийся вверху полукружием.

     Храм был закрыт и разграблен в начале 1920-х годов.

     Восстановлен и заново освящен патриархом Алексием II в 1999 году.

 Храм имеет пять глав на шатрообразной кровле. 

  • Церковь Казанской иконы Божией матери

      Храм был возведен в 1869-1870 годах на средства попечителя Д. И. Рогаткина. С двух сторон к нему примыкали монастырские корпуса, в одном из которых в XIX веке была устроена богадельня.

      Иконостас был выполнен из искусственного белого мрамора.

      В 1920-е годы храм закрыли и разорили.

      В 2009 году храм был освящен. 

  •        Церковь во имя преподобного Василия Парийского

      Этот небольшой храм был устроен при богадельне в нижнем этаже под Казанской церковью на средства купца В. Л. Васильева.

      Освящен в 1876 году.

      В 1920-е годы церковь закрыли и перестроили под жилье.

      Храм освящен в 2010 году. 

  • Колокольня  храмом в честь Усекновения Главы Иоанна Предтечи

      Колокольня в три яруса была построена в монастыре в 1761 году. Под колокольней – высокая арка со сводом и с глубокими по обеим сторонам впадинами. Второй, меньший, ярус поставлен на открытой террасе, огражденной каменной балюстрадой.

      В 1840 году во втором ярусе на средства купца И. П. Пятницкого и его жены была устроена церковь в честь Усекновения главы Иоанна Крестителя. В этом храме был белый двухъярусный иконостас, украшенный золоченой резьбой, и медное посеребренное паникадило XVII века.

      В 1858-1859 годах при перестройке колокольни, осуществленной на средства П. М. Александрова, верхний (третий) ярус разобрали, а оставшееся основание надстроили до шести ярусов и увенчали главой с крестом, после чего высота колокольни составляла более 77 метров. На ней разместили 18 колоколов, самый большой из которых, «Благовестник», располагавшийся на третьем ярусе, весил 19,7 тонны. В четвертом ярусе звонили еще четыре мощных колокола – «Полиелейный» (10,7 т), «Вседивный» (5,7 т), «Невеликопостный» (2,7 т).

      В 1903 году на верхнем ярусе установили часы с курантами.

      Храм Усекновения главы Иоанна Крестителя закрыли в 1925 году.

      В начале ВОВ, опасаясь того, что колокольня станет ориентиром для вражеской авиации, снесли два яруса колокольни.

      К 2003 году колокольню восстановили. Ее высота составляет более 77 метров, на ней восстановили куранты. В 2005 году на колокольне были установлены новые колокола. 

  • Часовня в память явления образа Николая Чудотворца благоверному великому князю Дмитрию Донскому

      Часовня была заложена при архимандрите Ниле на месте, где стояла сосна, над которой великому князю Дмитрию была явлена икона Святителя Николая Чудотворца.

      Строилась часовня по проекту архитектора А. С. Каминского. Закончена в 1893 году. Высота часовни достигала 15 метров, диаметр фундамента – 8 метров. Снаружи купол окружали металлические листы с изображением ангелов, а внутри  - величественный образ Господа Саваофа на фоне звезд. По стенам размещались образы, написанные на металлических пластинах на сюжет явления иконы Дмитрию Донскому. В часовне хранился фрагмент ствола сосны, над которой явилась икона.

      В 1920-е годы часовню закрыли и разорили, крест и купол сбили. Помещение использовалось под трансформаторную будку.

      Освящена в 1998 году патриархом Алексием II.

     На ее восточной стене имеется надпись: "Во славу Святыя, Единосущныя, Животворящия и Нераздельныя Троицы, Отца, Сына и Святаго Духа, при державе Государя императора Александра Александровича и всея России, при Московском генерал-губернаторе Великом князе Сергее Александровиче по благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Московского Леонтия, иждивение благотворителей, сооружена сия часовня в память чудесного явления Святыя иконы Святителя и Чудотворца Николая Великому князю Дмитрию Ивановичу Донскому в 1380 году месяца августа 9 день во время похода сего князя против татарского хана Мамая, над которым по молениям преподобного Сергия, игумена Радонежского и была одержана победа на Куликовом поле. Сия часовня заложена при настоятеле обители сия архимандрите Ниле и окончена при архимандрите Валентине с братией и освящена 19 дня сентября 1893 года". 

  • Часовня в честь иконы Божией матери «Взыскание Погибших»

     Архитектор В. В. Кротков.

     Освящена в 2001 году. 

  • Храм-часовня Страстей Господних

       Построена в 2004 году, первое богослужение состоялось в 2010 году. 

  • Больничный корпус 
  • Просфорная 
  • Государевы, патриаршие и игуменские палаты (XVII—XIX) 
  • Братские корпуса 
  • Крепостные стены и башни

     В 1855-1866 годы на пожертвования П.М. Александрова вокруг монастыря была возведена новая каменная стена протяженностью 1700 м и высотой 5-6,5 м с 16 башнями и 8 воротами. Одновременно со стеной строились восточный и южный двухэтажные кирпичные корпуса, расположенные на границе обители и выполнявшие там роль стены. В одном из корпусов разместили больницу.

     Сохранившаяся до наших дней ограда сменила более древнюю, возведенную в XVII веке.  Она включила в себя две башни разобранных стен – это восьмигранная угловая северо-восточная и квадратная двухъярусная башня над Святыми воротами. Древнюю западную восьмигранную башню, которая сохранилась лишь частично, в 1838 году переделали в беседку.

     Исключительный архитектурно-художественный интерес представляет западный участок северного фасада ограды протяженностью более 400 метров, возведенный в 1866 году. Это «Палестинская», или «Иерусалимская» стена, которая является уникальным художественным памятником строительного искусства того времени. Именно эта часть стены обращена к дороге, ведущей в монастырь. Люди, приближающиеся к обители, видят эту стену и воспринимают ее как древний город с теремами, башнями, храмами, подобие «горного Иерусалима» в условных иконописных формах. Сходство с живописным прообразом достигается дробностью членений, разнообразием и измельченностью декоративных элементов.

        Ограда имеет архитектурные формы псевдорусского стиля. 

  • Конюшенный корпус 
  • Хозяйственный двор 
  • Фруктовый сад 
  • Святые ворота 
  • Кельи в скиту 
  • Пруд 

Не сохранившиеся постройки

  • Архиерейские палаты с храмом во имя преподобного Сергия Радонежского - СГОРЕЛИ

       Архиерейские палаты были построены в 1868-1870 годах для владык, часто посещавших обитель. В марте 1868 года в селе Остров с торгов купили дом из сосны на каменном основании[5]. Дом разобрали и перевезли в монастырь. Из этих материалов возвели деревянные с железной крышей архиерейские палаты с крестовой церковью во имя преподобного Сергия Радонежского. По всему периметру второго этажа здание было окружено крытой галереей. Из теплых просторных сеней на второй этаж вела широкая дубовая лестница. С верхней площадки лестницы открывались три двери: в крытую галерею, окружающую дом; в зал; в храм.

      В 1917-1926 году в этом доме пребывал святитель Макарий (Невский). Затем дом передали Трудовой коммуне №2 ОГПУ, он был приспособлен под жилье начальника колонии, церковь уничтожили.

      В 1977 году при проведении реставрационных работ палаты сгорели полностью. 

  • Часовня на площади напротив Святых ворот - СНЕСЕНА

      Находилась на площади напротив Святых ворот перед въездом в монастырь. Была построена наподобие крестообразного четырехугольного столпа, выступы украшались колоннами, железный купол венчал крест. На четырех сторонах за стеклами пребывали образ Спаса Всемилостливого, Смоленская икона Божией матери, икона явления Святителя Николая благоверному князю Дмитрию Донскому и образ Святителя Николая Чудотворца.

            Снесена в 1920-е годы, не восстанавливалась. 

  • Часовня во имя Святителя и Чудотворца Николая - РАЗРУШЕНА

     Была встроена в башню Святых ворот в 1754 году и подновлена в 1855 году во время реставрации башни и монастырской стены.

      Вход в часовню представлял собой высокое ступенчатое крыльцо под навесом. В часовне был древний чудотворный образ Никола Радонежский. Перед ним горела неугасимая лампада.

    Полностью разрушена со Святыми воротами. 

  • Часовня над могилой настоятеля обители архимандрита Пимена – РАЗРУШЕНА

       В 1868 году на частные вклады богомольцев на братском кладбище была построена деревянная часовня в виде восьмигранной башни с высокой остроконечной шатрообразной крышей.

       Эта постройка отличалась богатой отделкой из разных древесных пород. Так, внутри часовни располагалось пять больших икон в киотах из орехового дерева. Стены были облицованы азиатской сосной, а надписи сделаны из лимонного дерева. На потолке находилось резное изображение Святого града Иерусалима, выполненное из разных сортов дерева. Под потолком помещалась модель земного шара с водруженным на нем крестом из кипариса. В этой часовне архимандрит Пимен заранее приготовил  для себя могилу и был похоронен в 1880 году.

      В 1928 году часовню уничтожили, могилу осквернили. На этом месте сейчас построен храм во имя преподобного Пимена Угрешского. 

Подворье храм Спаса-Преображения в Астрахани.

 

Святыни:

- мощи Пимена Угрешского;

- особо чтимая икона Божией матери «Неупиваемая чаша» (Успенская церковь);

-     особо чтимая икона           Казанской Божией матери           (Успенская церковь)                       

 

     Монастырь очень понравился. Во-первых, там было не так много экскурсантов и паломников (как Вы увидите на фотографиях, была даже возможность сделать снимки без людей). Во-вторых, приятное сочетание истории и повседневности. Вот древняя стена, а рядом пасется «актуальная» корова.

      К сожалению, экскурсией было предусмотрен только час на осмотр монастыря (причем часть этого времени говорил экскурсовод). Этого катастрофически не хватило. Успели за это время посетить Спасо-Преображенский собор, пройтись (лучше сказать, пробежать) по территории и зайти в трапезную, чтобы купить пирожков. Этот пункт программы для меня обязательный, так как доченька ждет дома монастырских пирожков. За малолетством она на полном серьезе считает, что главное предназначение монастырей – выпечка пирожков, ведь из каждой поездки я привожу ей их обязательно. Меня, собственно, и отпускают в монастыри только потому, что оттуда можно привести что-то невероятно вкусное.

     В Спасо-Преображенском соборе привлекает, прежде всего, его интерьер. Что касается архитектурных форм русско-византийского стиля, то они спорны, есть и поклонники, и противники такого рода архитектуры. Относительно же внутреннего убранства храма, на мой взгляд, тут двух мнений быть не может. Разумеется, это – новодел, ведь храм восстанавливали из руин, но это редкий пример новодела – все сделано с большим вкусом. Особенно привлекает сдержанная и теплая цветовая гамма настенной росписи, ее хорошее качество, тонко подобранные отделочные материалы и церковная утварь. В стенах собора можно получить не только духовное, но и эстетическое удовольствие.

     А вот Никольский собор – это пример чистоты и правильности именно архитектурных форм. Все-таки древнерусское белокаменное зодчество – одна из вершин развития мировой архитектуры. Все очень сдержано, лаконично, но любоваться можно бесконечно. Единственно – тесное соседство со Спасо-Преображенским собором мешает зрительному восприятию храма. Но он стоит именно здесь не случайно, он восстановлен на историческом месте.

     Советы:

-  во время этой экскурсии монастырь – единственное место, где можно купить что-нибудь поесть, если Вы не взяли ничего с собой. Довольно вкусная выпечка. В трапезной можно хорошо и очень недорого поесть (мы не ели, но на вид блюда – очень аппетитные). Так что если будете в монастыре самостоятельно, обязательно посетите трапезную, тем более, что на свежем воздухе аппетит обязательно разыграется.

- лучше ехать в монастырь, конечно, самостоятельно. Во-первых, от Москвы недалеко, во-вторых, будет прекрасная возможность неспешно осмотреть все достопримечательности.          

 



[1] Ставропигиальный монастырь (от греч. stauros — "крест" и pegnumi — "водружаю") — монастырь, при основании которого закладной крест освящает сам патриарх. В ином случае крест, присланный патриархом в знак особого благоволения, помещают в алтаре монастырской церкви. Этот акт символизирует независимость от епархиального архиерея. Поэтому ставропигиальные монастыри находятся в ведении патриарха (с синодальный период – в ведении Синода).

[2] На среднике иконы изображен Святитель Николай в архиепископском облачении, в левой руке он держит закрытое Евангелие, а правая поднята для благословления. Средник иконы обрамляют 19 клейм, на которых представлены различные моменты жития Святителя, почему она и называлась икона Святителя Николая в житии.

       Этот образ оставался главной святыней монастыря на протяжении пяти с лишним веков. В 1919 году его передали в церковь села Коломенское, затем в государственные реставрационные мастерские, а в 1934 году – в Третьяковскую галерею.

[3] Уговоры игумена Викентия не повлияли на позицию протопопа Аввакума. Он отказался раскаятся. А вот Никиту Добрынина и Федора Иванова игумену удалось склонить к написанию покаянных писем и челобитных с просьбами о прощении. И 26 августа 1666 года царь, обрадованный рождением сына Ивана, приказал освободить Федора и Никиту из темницы. Правда, позднее, уже будучи прощенными, и Никита Добрынин, и Федор Иванов, забыв о своем раскаянии, вновь вернулись к старообрядчеству.

[4] В 1795 году этот чудотворный образ был общецерковно прославлен, день памяти — 7 (20) ноября. 

[5] Ранее этот дом принадлежал графу А. Г. Орлову-Чесменскому, знаменитому флотоводцу и любимцу Екатерины II, которая и пожаловала село Остров своему фавориту. Дочь графа Анна Алексеевна в конце 1830-х годов продала село в казну, а в 1860-е годы здания села были выставлены на торги.

 

 

Картинки к публикации: 
Храм во имя преподобного Пимена Угрешского
Храм-часовня в честь Страстей Господних
Церковь Успения пресвятой Богородицы (на первом плане) и колокольня с храмом Усекновения главы Иоанна Крестителя
Спасо-Преображенский собор (интерьер)
Спасо-Преображенский собор (интерьер)
Спасо-Преображенский собор (интерьер)
Феодоровская икона Божией матери
Просто корова
Казанская церковь
Церковь в честь иконы Божией матери "Всех скорбящих радость"
Часовня в память чудесного явления иконы святителя Николая благоверному князю Дмитрию Донскому
Никольский собор
Эта крошка - церковь апостола Матфея и Параскевы Пятницы
Палестинская стена
Памятник святому Николаю
Никольский собор (на первом плане) и Спасо-Преображенский собор
Спасо-Преображенский собор (интерьер)
Схема монастыря (c sobory.ru)
Схема монастыря (подпись)