Новости

Уважаемые исследователи!

Предлагаем вам размещение ваших материалов на страницах нашего сайта.

Для того, что бы опубликовать статью необходимо прислать ее в Вордовском файле используя кнопку для написания сообщений модераторам. Кроме того, просим вас высылать свое резюме, которое также будет размещено на сайте.

Обращаем ваше внимание на то, что модераторы оставляют за собой право отказа в публикации, если сочтут статью написанной не на должном научном уровне. В случае, если статья будет содержать стилистические погрешности, модераторы оставляют за собой право выслать ее на переработку.

Надеемся на плодотворное сотрудничество.

Желаем творческих успехов.

Журавлева Н.С. "Челита": Челябинская литературная ассоциация

«Челита»: Челябинская литературная ассоциация

Журавлева Н.С.

 

О существовании в 1923 г. Челябинской литературной ассоциации нам известно, прежде всего, благодаря литературно-художественному сборнику «Сдвиг», изданному этим коллективом. Его единственный экземпляр сохранился в собраниях Челябинской областной универсальной научной библиотеки. По аналогии со столь ёмким названием журнала большинство исследователей именуют и творческое объединение, а её членов называют «сдвиговцами»[1]. Однако в действительности имя собственное группы звучало как «Челита» (Челябинская литературная ассоциация). Это стало известно благодаря единственной заметке в газете «Советская правда», где упоминалась эта организация, работающая по всем направлениям культурной жизни[2].

При всем уважении к авторам челябинской литературной ассоциации, нельзя сказать, что их творческая платформа отличалась оригинальностью. «Челита» стала одним из объединений, созданных в период «горячки нэпа». В частности, схожие позиции разделяли писатели и поэты екатеринбургского объединения «Мартен» и пермской мастерской слова «Мы». В основе их платформы лежала программа группы пролетарских писателей «Октябрь» (1922 – 1925). Вслед за ней уральцы ратовали за строительство классовой культуры и пролетарской литературы, отводя себе роль организатора «психики и сознания пролетариата в сторону создания коммунистического общества»[3].

Неприятие негативных ценностей буржуазного мира, особенно проявившихся в советском обществе в разгар НЭПа, стало, на наш взгляд, одной из основных причин рождения «Челиты». Ухудшение экономического положения отдельных групп творческой интеллигенции в этот период вызвало появление целого ряда секций при союзах работников просвещения и печати на территории всей страны. Забота о повышении материального благосостояния работников печати стала предметом обсуждения на XII Всероссийской конференции РКП (б) в августе 1922 г. Решить проблему предполагалось за счет создания их производственных объединений. В своем обращении, разосланном в регионы, заведующий агитационно-пропагандистским отделом ЦК партии А.С. Бубнов призывал губкомы оказывать всяческое содействие секциям работников печати[4]. Взамен партийные органы требовали усилить борьбу с чуждой пролетариату идеологией.

В январе 1923 г. при челябинской секции работников печати возникла литературная ассоциация, заявившая о начале работы «путем устройства общедоступных вечеров» и изданием собственного журнала. В русле генеральной линии партии группа объявила борьбу с разного рода «мелкобуржуазными идейками». Под ними подразумевались представления, «свойственные мечтателям эпохи довоенной реакции»: «возвышенные» мечты о вечной красоте, об общечеловеческих мотивах в искусстве и т. д. Как реакция на эти «идейки» зародилось революционное искусство нового времени – «искусство СДВИГА»[5].

Один из лидеров ассоциации В. Игнат выразил творческое кредо «челитовцев». Он утверждал, что сила нового искусства зависит от объединения разрозненных литературных сил. Влияние одиночек-литераторов, несмотря на их «творческое напряжение», слабо и случайно: только «сорганизовавшись, они пойдут в наступление», «только творческие коллективы… могут уловить темп и содержание событий»[6]. Только таким путем можно выявить культуру, рожденную «головокружительным сдвигом» - революцией 1917 г., которая провела «резкую историческую грань между двумя эпохами»: старой, «изжившей себя» классовыми противоречиями, и новой, эпохой «головокружения»[7].

Несмотря на громкий манифест и активное начало, ассоциация просуществовала недолго. Единственным ярким событием стало издание «Сдвига» в марте 1923 г. Провозглашалось, что журнал живет современностью и «борется с косностью, традицией и консерватизмом»[8]. Его творческое ядро составили поэты Н.Ф. Бутров, Г. Вольный, Д. Попов; прозаики и критики П. Ганский, Э. Лесков, В.М. Ветров. Оформил издание художник А.Н. Самохвалов.

Обращение к проблемам функционирования культуры в условиях нового времени выдает в «сдвиговцах» поклонников идей Пролеткульта. В новой культуре они выделяли два качества, в понимании которых, по мнению ряда исследователей, пошли дальше столичных пролеткультовцев[9]. Элементы новой культуры челябинцы искали в «социальном бытие» и «производственном быте» пролетариата. Первое – борьба рабочих за утверждение своего господства, разрушение личности в угоду коллектива приводило к тому, что коллективизм становился характерной чертой новой культуры. «Производственный быт» расценивался как труд рабочих с обязательным применением машины. Под знаком второго элемента – «машинизма» - новая культура приобретала свойства машины, а конкретнее «точность и размеренность действий». Она не должна была «производить ни одного случайного движения, ее работа ясна и отчетлива, что дает возможность для беспредельного усовершенствования и развития»[10].

Судя по всему, мысли челябинцев текли в русле представлений группы «Кузница» с их культом механики. Однако большинство исследователей склонны видеть в их творчестве футуристические мотивы. «Отголосок футуризма, появившийся с большим опозданием на челябинской почве», – так А.А. Шмаков оценил публикации в журнале[11]. В пользу этого тезиса говорит и декларационная статья Вольного о перспективах футуризма в провинции. В принципе, стилистика части публикаций журнала убеждает в этом. Но существует и другое мнение, что влияние этого направления на творчество челябинцев было минимальным (в связи с популярностью творчества Д. Бедного), и оно проявило себя лишь после приезда В.В. Маяковского на Урал[12].

Ни громкий манифест, ни кипучая энергия редакторов, ни популярность базовых идей, ни активное сотрудничество с художниками не обеспечили успех новому литературному изданию Челябинска. За год существования был издан только один номер журнала «Сдвиг». Если в первой газетной рецензии его публикацию оценили достаточно высоко, то вторая рецензия стала разгромной. Ее автор М. Лисовский единственным достоинством издания назвал его новизну, остальное же (за парой исключений) расценил так: «пошлейшая бездарь», «интеллигенщина, выпирающая во все прорехи чужого, не по росту сшитого пролетарского костюма»[13]. Советские исследователи позднее также невысоко оценили «Сдвиг», упрекая авторов в нигилизме по отношению к прошлому[14].

В газете «Советская правда» от 19 февраля 1924 г. жестко критиковались стихи членов ассоциации Бутрова, Ветрова и Попова. В этой заметке последний раз упоминалось о «Челите». Вероятно, вскоре она прекратила своё существование. На основании отчета о работе агитационно-пропагандистского отдела челябинского губкома РКП (б) можно предположить, что к распаду ассоциации привел запрет на издание журнала «Сдвиг» со стороны властных структур. Партийные функционеры обвинили авторов в «обывательском верхоглядстве» и антисемитизме. Их недоумение по поводу того, что выпускники Института красной журналистики в Москве в журнале опубликовали «анархо-футуристические статьи», выглядит достаточно искренним.

Конфликт разрешился просто: «Коммунистам было предложено прекратить сотрудничество в журнале, и он прекратил свой выход»[15]. Тем самым была продемонстрирована возросшая мощь партии и её контроль над всеми сферами жизни общества. Признавая за РКП (б) роль высшего арбитра, писатели-коммунисты подчинились ее решениям, а беспартийным литераторам надлежало прислушаться к «голосу партии» и учитывать его в дальнейшем творчестве.



[1] См., напр.: Шмаков А.А. В литературной разведке. Челябинск, 1973; Гальцева Л.П. В Урале Русь отражена. Статьи, очерки, заметки. Челябинск, 1991 и др.

[2] Советская правда. 1923. 18 марта.

[3] Цит. по: Шешуков С. Неистовые ревнители. Из истории литературной борьбы 20-х гг. М.., 1984. С. 17.

[4] ГОПАПО. Ф-235. Оп. 3. Д. 74. Л. 13.

[5] Советская правда. 1923. 28 января.

[6] Вместо предисловия //Сдвиг. Ежемесячник челябинской ассоциации губернской секции работников печати. – 1923. № 1. – С. 3.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] Трифонова Г.С. Художественная жизнь Челябинска первой половины 20-х гг. //Музей и художественная культура Урала. Челябинск, 1991. С. 53.

[10] Игнат В. Пути новой культуры //Сдвиг. С. 14.

[11] Шмаков А.А. Наше литературное вчера. Челябинск, 1962. С. 78.

[12] Ягодинцева Н. А. Художественная литература в Челябинске //Челябинск: энциклопедия. Челябинск, 2001. С. 949.

[13] Советская правда. 1923. 29 марта.

[14] Культурная революция на Урале. Свердловск, 1966. С. 92.

[15] ОГАЧО. Ф-77. Оп. 1. Д. 721. Л. 63.

 

Авторство:

Периоды истории: