Новости

Уважаемые исследователи!

Предлагаем вам размещение ваших материалов на страницах нашего сайта.

Для того, что бы опубликовать статью необходимо прислать ее в Вордовском файле используя кнопку для написания сообщений модераторам. Кроме того, просим вас высылать свое резюме, которое также будет размещено на сайте.

Обращаем ваше внимание на то, что модераторы оставляют за собой право отказа в публикации, если сочтут статью написанной не на должном научном уровне. В случае, если статья будет содержать стилистические погрешности, модераторы оставляют за собой право выслать ее на переработку.

Надеемся на плодотворное сотрудничество.

Желаем творческих успехов.

Иран (2019). Спешите видеть!

Почему Иран?

Интуиция меня никогда не подводит. Если удается поехать туда, куда я хочу – разочарований не бывает. В Иран я хотела. Но к разуму и знанию желание мое не имело никакого отношения. Все знания (не будем лукавить – не очень-то обширные) улетучились из головы давным-давно: лет с тех пор как я закончила учиться и прекратила преподавать прошло немало.

Однажды мне пришла рассылка от «Архитеки» (см. рассказ об Армении), там была анкета – куда бы Вы хотели поехать? – и картинки с подписями. На одной из них было что-то яркое и восточное (что – теперь уже и не помню) и подпись – Иран, а еще упоминание о гиде, который проведет экскурсию (с тех пор я и запомнила с кем хочу ехать – Аида Жаксымбаева). Я прямо подпрыгнула – и сразу же давай писать владелице фирмы – серьезно ли она собирается туда кого-то отправлять?

Однако с «Архитекой» не сложилось – в предложенные даты я не могла. Потом я еще говорила с владельцем МКН – не собираются ли они организовать поездку в Иран. И получила категоричный отрицательный ответ: «Я не могу возить туда, где не уверен в безопасности». Ответ этот свидетельствовал о полном незнании предмета разговора – я просто чуяла это. И нашла подтверждение своему мнению в Армении: оказалось, что иранцы массово приезжают туда, а армяне ездят без проблем в Иран. Кстати, этот упрямец продолжил твердить свое уже после того, как я сообщила ему о реализации моих планов и предстала перед ним жива-здорова.

Если все же пытаться понять, что же лежало в основе моего желания отправится в путь – то это точно не культура (ибо не знаю ее совершенно), не история (хотя древности я обожаю), а религиозный фактор скорее отталкивал (ислам мне не понятен, а поэтому чужд, к тому же это молодая, а значит агрессивная религия). Главным было, пожалуй, ощущение уходящей натуры – делание ухватить струящийся под между пальцами песок времени, уловить, удержать то, что неизбежно уйдет, трансформируется и никогда больше не будет прежним. Надо сказать, что поездка только укрепила меня в этом мнении.

Я не политолог, совершенно не разбираюсь в текущей политике на Ближнем и Среднем Востоке – однако простой здравый смысл подсказывает: скоро Иран «откроется»: не может, – к сожалению или к счастью, – большое государство жить в современном мире в изоляции. Вся логика развития современного мира подсказывает, что влияние глобализации неизбежно. Так что – спешите видеть! Видеть старинные ремесла, а не китайский ширпотреб; национальные особенности, а не попытки соответствовать стандартам; искренность людей, а не коммерческий расчет и желание что-нибудь «впарить» туристу.

Когда я высказала одному из спутников мою печаль о том, что скоро Иран подвергнется «тлетворному влиянию Запада», а милые и приветливые люди будут развращены иностранными туристами и превратятся в «акул капитализма» разного масштаба, меня утешили: «Пока Трамп у власти – этому не бывать!» Я совсем в этом не уверена. Но даже если бы это высказывание было аксиомой – американский президент – не мальчик, а в США – какая-никакая демократия.

В общем, я считаю, что очень удачно выбрала время для путешествия (идеальной была бы поездка лет 5 назад – но время не воротишь) и советую всем, кто думает о таком вояже – поторопиться.

 

Туроператор «ТурТрансВояж»

До этой фирмы я дошла тернистыми путями. Сначала узнала в «Архитеке» не планируют ли там повторить путешествие, прошедшее без меня. Любовь ответила, что пока – нет. Но любезно согласилась узнать у Аиды (а для меня было принципиальным попасть к ней, я же уже прочитала о ней на сайте «Архитеки»), с какой фирмой она будет работать в ближайшее время. И вот я оказалась в «ТурТрансВояже».

Впечатления о фирме смешанные. Я позвонила, узнала, что да как, и мне предложили забронировать тур (оказалось, что бронь действует два дня, а потом – все! – и я останусь без поездки – что, конечно, чепуха). Замечу, что все эти беседа велась более, чем за 1,5 месяца до поездки. В общем, я собралась ехать в назначенный день, подготовила документы и сфотографировалась на визу. В тот день я должно была съездить по делам, сделать работу, а потом уже отправляться оформлять отношения с турфирмой. И вдруг со мной случилось то, что вообще-то случается с барышнями регулярно, но обычно не в таком масштабе – пришлось ехать домой, а позвонившей девице сказать, что никак не могу приехать. Через два дня мне позвонила другая девица и тоном, не терпящим возражений, заявила, что приехать мне надо сегодня или никогда. Я и приехала. Мне еще раз повторили то, что я слышала, рассчитали стоимость с учетом проживания в сингле и сообщили, что окончательно группа будет сформирована через несколько дней, и мне нужно будет явиться для оплаты. Вот тут я уже не вытерпела и, не слишком стесняясь в выражениях, поинтересовалась какого же хрена мне голову морочили и зачем я вообще сюда приехала. Беседовавшая со мной девица испарилась куда-то, а материализовавшись вновь сообщила, что, оказывается, именно меня и ждали – я явилась и теперь группа сформирована. Так я оказалась замковым камнем всей этой поездки – но это не принесло никаких преференций – ни скидки, ни даже чашки чая, правда приезжать еще раз мне не пришлось.

Из косяков могу отметить два обстоятельства. Я поинтересовалась у девицы, как скоро мне будет сделана виза, так как подумывала съездить куда-нибудь на море на недельку до поездки в Иран (и девице об этом прямо сказала). Она сказал, что за 1,5 недели изготовят, однако оказалось, что делали это дней за 10 или того меньше до поездки – у меня с морем не сложилось, а то бы возникли трудности.

Далее, с спросила какой будет автобус – меня заверили, что большой. Я попросила место у окна и желательно одной. Меня заверили, что все будет так, как я хочу и даже назвали номер места. На практике, конечно, все было не так. Был микроавтобус, я сидела одна и у окна – потому что на одинарном сидении. И это мне повезло – спутники были сговорчивые. Мне важно смотреть во время переездов в окно, а из микроавтобуса виды не те открываются, а если еще сидеть не у окна – то вообще ничего не видно. Ну и на последнем сидении укачивает, а это для меня критично. Так что получается не всему стоит верить.

Но, конечно, в таких поездках главное не фирма, а конкретный гид.

 

Аэропорты

Шереметьево

Я вновь оказалась в своем нелюбимом аэропорту. Неприветливо он меня встретил. При первичном осмотре у самого входа меня впервые в жизни попросили открыть рюкзак. Оказалось, местную деятельницу заинтересовала… моя книга. Она прям так и сказала: «Это что же у Вас – книга?» – и таращилась на нее, будто это какая-то заморская невидаль.

Затем ко мне пристала таможенница. Она спросила меня, зачем я еду в Иран, а ответ, что с туристическими целями ее явно не удовлетворил. Вероятно, правильным ответом был бы международный терроризм. Она стала выспрашивать меня в каком отеле я остановлюсь, я попыталась объяснить, что не знаю, так как отелей будет несколько в разных городах. Это вызвало еще большие подозрения (правда, не знаю в чем). Я попыталась объяснить, что мне знать названия и не надо, так как меня туда привезут. Только потом до меня доперло, что девица эта ничего слаще морковки не ела – и, видимо, была только в какой-нибудь Турции, а вопрос относительно проведения отдыха сводился исключительно к выбору отеля. Следующий каверзный вопрос был о количестве человек в группе – ответ на него я тоже не знала – не интересовалась им, как не имеющим никакого практического значения. В итоге я уже просто начала терять терпение и сказала, что предоставлю ей все документы, какие у меня есть – и стала выкладывать из конверта, врученного представителем туркомпании, все находившиеся в нем бумажки. На это мне было сказано, что бумажки таможенников не интересуют. Потом какой-то тумблер в ее голове щелкнул, мне поставили штамп и отпустили. Что-то мне подсказывает, что настоящие шпионы, диверсанты или кого они там хотят вычислить подобными вопросами выучит наизусть ответы на них, а вот легкомысленный обыватель вроде меня сначала будет недоумевать, а потом нервничать.

От девицы я вырвалась, но попала в толпу, пытавшуюся пройти досмотр. «Хвост» этой толпы был отделен от «головы» непрозрачной ширмой из-за которой раздавались отдельные крики, истерические возгласы и групповые завывания. Понять, что происходит было затруднительно, однако очевидно, что все это многообразие звуков производят лица китайской национальности.

Позднее оказалось, что скопилась толпа китайцев, летевших разными рейсами, и кто-то из них понял, что на его рейс заканчивается посадка и начался переполох. Надо сказать, что наши аэропортовские деятели вели себя не очень-то дружелюбно: кричали на китайцев, толкали, правда пассажиры тоже были хороши – старались как можно скорее преодолеть зону досмотра, пытались пройти не по одному, а группой. Но если последних понять было можно – остаться в чужой стране не зная языка и, возможно, без денег – это страшно, то первые должны были как-то повежливее себя вести. Посреди всего этого шума и гама стояла какая-то китайская девушка в белом свитере и тихонько рыдала, а по щекам текли огромные слезы – но все-таки аэропортовские дамы оказались не такими бессердечными – извлекли ее из толпы, быстренько осмотрели и отпустили восвояси.

Ну а потом было около двух часов сидения на аэропортовских сидениях, за время которого я получила смс от «Мегафона», в которой говорилось, что только 5 % населения земли летает на самолетах – а значит мне невероятно повезло. Вот так – Большой брат следит за нами. 

 

Мехрабад (Тегеран)

В Тегеране два аэропорта – международный и внутренний. Здесь речь пойдет о втором – из которого наша группа вылетала в Шираз. Я по нему не гуляла особенно – притомилась от обилия впечатлений за день. Но до прохождения контроля там имеется какой-то одежный магазин и едальни. После контроля – магазины с сувенирами, как у нас типа зоны дьюти-фри (но самой этой или аналогичной системы в Иране нет). Там меня ничто не впечатлило.

А впечатлил меня довольно большой стенд с фотографиями погибших во время Ирано-иракской войны военных, фотографиями из зоны боевых действий, газетные вырезки, распечатки с выдержками из каких-то текстов на фарси. Рядом с ним располжены прилавочки, на которых располагались какие-то предметы, связанные с войной и фотографии. Все это украшено черными треугольными флажками с надписями на фарси.

Эта кровопролитная война, длившаяся 8 лет, закончилась в 1988 г., т.е. более 30 лет – однако о ней помнят до сих пор. И этот мемориал – совсем не единственный. В разных городах постоянно встречаются фотографии погибших – на заборах, стенах домов или на растяжках над дорогой. Видно, что для иранского общества – это травма, от которой оно еще не оправилось. И хорошо, что иранцы помнят о своих погибших – есть чему у них поучиться. А вообще – я против войн – гибнут на них совсем не те, кто их развязывает или может с их помощью получить какую-то выгоду.

Аэропорты местного сообщения – прекрасное место для наблюдения за местными жителями. Там они более типичны, чем в международных. Женщин в чадрах больше, пакистанцев и разных иранских нацменьшинств – тоже.

 

Авиакомпания

Аэрофлот

Я впервые летала этой авиакомпанией. Ничего особенно выдающегося не заметила. Единственное, что бросилось в глаза – весь экипаж – мужчины. Думаю, это из-за направления перелета.

 

Что следует иметь в виду отправляясь в Иран

- одежда. Начитавшись отзывов в Интернете, я призадумалась о том, в каком виде мне предстать перед дружественным иранским народом. Думы были слегка печальными, так как предложенное в Интернете одеяние у меня отсутствовало, а еще смущало то, что если надеть предложенное в Интернете, то по иранской жаре можно будет умереть. На практике все оказалось проще, тем более, что к иностранцам отношение очень лояльное.

Что должно быть точно – платок на голове у женщины. Это прямо фетиш. Из самолета нельзя без него выйти, его ношение прописано в конституции – так что с его наличием придется смириться. Однако, если присмотреться к самим иранкам, все не так плохо – светская часть местных жительниц носит платок где-то на затылке (как он держится на голове – для меня загадка), демонстрация волос вовсе не запрещена. К европейским дамам совсем не пристают – есть что-то на голове – и отлично. Я взяла с собой палантин из полупрозрачной разноцветной марлевки – и не прогадала – не жарко, весит немного и замотаться в шарф гораздо удобнее, чем в платок. По поводу отсутствия головного убора мне сделали замечание один раз – охранник на территории мечети – очень деликатно. Я фотографировала, шарф сполз с головы, а я и не заметила. Причем, интересно, что потом я привыкла и головной убор как-то на мне держался без дополнительных усилий.

По поводу одежды был «мильон терзаний». Сначала я прочитала отзыв одной дамы, которая предложила как вариант лосины и длинную тунику. Вот это-то я и купила в Интернете. Потом продолжила чтение и начиталась всякой чепухи типа того, что обязательно надо манто (это там так называют что-то вроде плаща или длинного пиджака – действительно, иранки такое носят, но не по жаре же), потом писали, что надо чтобы туника была до колен, чтобы одежда была не обтягивающей (а как лосины могут быть свободными?), нужен длинный рукав. Легкая паника была тогда, когда мне привезли мои туники, купленные специально для поездки: они были до середины бедра, а две из них оказались с разрезами по бокам и довольно длинными. До бесконечности покупать ненужные вообще-то вещи невозможно, и я решила взять то, что купила, а если разрезы мои нанесут пощечину иранскому благочестию – я буду носить туники с джинсами.

Что оказалось в реальности: женская часть местного населения одета по-разному: от чадры до джинсов с туникой, преобладают темные цвета, но пестрая гамма совсем не под запретом. Чего местные не носят точно – это платья. До меня потом доперло почему: им нельзя демонстрировать голые ноги выше щиколоток, значит, платье должно быть в пол, а если чуть короче – надо под него штаны надевать – так чего же огород городить. Если увидите там даму в платье или длинной юбке – туристка. 

К туристам там вообще относятся снисходительно. Видела женщин в брюках и не закрывающих зад блузках и как-то никто их камнями не побивал.

Короче говоря, интуитивно выбранная мною одежда была вполне уместна и удобна: палантин на голове, туника до середины бедра и рукавами три четверти (это идеальная длина – не так жарко и никакой пощечины общественному вкусу), лосины (хлопковые, конечно; они в сто раз лучше джинсов, не так жарко), сандалии с застежкой (из спортивного магазина; голые ступни демонстрировать можно).

Для мужчин вообще практически нет ограничений. Нельзя только одежду без рукавов (майка-алкоголичка не прокатит, а футболки – пожалуйста) и короткие штаны и шорты.

- алкоголь. Там он запрещен от слова совсем. Поэтому там выпить легально не удастся и ввозить алкоголь нельзя, даже купленный в дьюти-фри. Так что – не искушайте судьбу – если, конечно, вашей целью не является побывать сразу по прилете в иранском СИЗО.

Открыто там продают пиво – безалкогольное, обыкновенное или фруктовое. Мне что-то не хотелось его пить (теперь жалею – можно было бы хотя бы попробовать, чтобы иметь свое мнение). Сограждане сказали, что все это ни о чем, а фруктовое похоже на какое-то «Буратино», но с привкусом натуральных ингредиентов.

Подпольно, конечно, алкоголь там купить можно, но места надо знать и втридорога. Его покупают либо для закрытых семейных посиделок, либо молодежь для вечеринок. Но если соседи поймут, что вы слишком весело веселитесь, то они быстренько сообщат в полицию и самому трезвому придется объяснятся. Молодежь придумала способ обойти бдительных соседей – желающие хорошо провести время уезжают в пустыню.

- туалеты. Иран – исламская страна – там туалетная бумага не принята, а принято мыться, для чего имеются специальные шланги в каждой кабинке. Желаете по-европейски – носите бумагу с собой (во всех отелях, где я проживала – бумага была). Кроме того, там не приняты унитазы – вместо этого – дырка в полу, а вокруг прямоугольная ребристая фаянсовая поверхность – такое было в советских вокзальных сортирах. Как они там справляются со всем этим – для меня загадка. Особенно дамы в чадрах – там же под чадрой еще куча одежды и как управляться в таких условиях со шлангом – мне не ясно. В связи с этим часто пол в общественном сортире залит водой (но так, чтоб пройти было невозможно, такого не видела). Однажды в кафешке пожилой француз, выходя из кабинки, воскликнул (довольно часто в общественных местах туалеты общие – т.е. кабинки есть, но ими может пользоваться и мужчина, и женщина): «Excellent! Toilettes européennes!» – это он с унитазом встретился.

Относительно отелей беспокоится не надо – там европейские удобства, а некоторым моим попутчикам повезло – у них в номере одновременно было и европейское, и иранское приспособлениеJ

- вода. В такой жаркой стране как Иран – доступ к воде должен быть всегда, иначе могут быть проблемы со здоровьем. Надо сказать, что водных проблем для туристических групп вовсе не существует. 1) в автобусе всегда есть вода – бутылочки по 0,5 л. выдаются всем туристам по запросу; 2) в отелях в мини-барах – вода всегда есть и бесплатна. Кроме того, для путешествующих самостоятельно – бутилированную воду можно купить и весьма дешево (но не всегда можно догадаться – где); также самостоятельные путешественники и заботящиеся об экологии могут взять свою «первую» бутылку в Иране или привести с собой удобную тару и наполнять ее водой в общественных местах и парках – там есть питьевые фонтанчики (т.к. у меня был доступ к воде в автобусе я малодушно игнорировала экологию – совершенно точно такие фонтаны есть в аэропортах, в парке у Атешкаде – уверена, что и в других местах – я просто не обращала внимание), вода там вкусная и прохладная – я пробовала (есть просто фонтанчики и нужно ловить ртом воду или наливать в свою емкость, есть – с пластиковыми стаканчиками, а есть с маленькими одноразовыми пластиковыми трубочками – их надо вставлять в специальный шланг и пить из трубочки – внешне кажется, что человек курит кальянJ).

- цифры. Иранцы используют персидские цифры – именно их вы увидите на ценнике. Арабские они тоже знают – их вам могут продемонстрировать на калькуляторе (но не у всех торговцев они есть). Лайфхак. Я распечатала интернетовскую картинку с персидскими и арабскими цифрами и приклеила к чехлу телефона, более продвинутые граждане могут просто ее сохранить в телефоне.

 

Деньги

Главное – из-за санкций там не используют пластиковые карточки. Это самое неприятное, так как надо брать наличные и довольно часто таскать их с собой; если вдруг захочешь купить что-то незапланированное или закончатся деньги – будет неразрешимая проблема. Поэтому прикидывайте сколько понадобится денег на поездку + какой-то резерв. (Карточки там, вообще-то, есть – но они только иранские, т.е. даже если заморочится и получить карту в банке – туда все равно надо класть наличные – игра свеч не стоит).

Местная валюта – реал. Она нигде, кроме Ирана не нужна. Так что надо либо просчитывать точно, сколько потратишь, либо менять деньги партиями. Обменники есть, но не повсеместно (там менять лучше, чем в банках – курс лучше; есть еще уличные менялы – но этот аттракцион на любителя).

Главная проблема с реалом – инфляция. Банкнота в миллион реалов – обычное дело. Разменяв 100 баксов можно получить пачку денег, которая не влезет ни в какой кошелек. В первый день в холле гостиницы с моими купюрами (я сразу разменяла 300 баксов, чтоб не иметь в дальнейшем проблем обменом; другие поменяли меньшие суммы) устроили фотосессию. Гостиничный персонал не смог сдержать хихикания глядя на эту сцену и попытки пересчитать эти немыслимые сокровища.

Для того, чтобы справится с этой проблемой местное население придумало туманы – это виртуальная денежная единица, она на один «0» меньше, чем реал (т.е. 1 000 000 реалов = 100 000 туманов). И часто цены – в туманах. Поэтому надо уточнять у продавцов – в какой «валюте» у них цены. М. б. когда-то туманы и облегчали расчеты, но теперь – нет, +/- один «0» при их количествах погоды не делает, но вносит путаницу.

Мне освоить все эти бесконечные нули за поездку не удалось, поэтому за мной или следили гиды, или я полагалась на честность местного населения – я демонстрировала продавцам свои несметные богатства, а они брали нужное количество купюр. Метод этот, конечно, не безупречный и открывает простор для не очень честных торговцев, но мне, кажется, везло. Несколько раз мне возвращали «излишки», когда я пыталась самостоятельно отсчитать продавцу необходимую сумму.

Пишут, что лучше брать с собой доллары. Не могу это прокомментировать: спокойно можно разменять и доллары, и евро.

В некоторых магазинах и на базаре можно покупать за доллары и евро – но могут пересчитать по завышенному курсу.

 

Связь и Интернет

Звонки и смс из / в Иран – очень дорогие. Это я узнала из Интернета, из разных источников. Кстати, уже по возвращении, муж прислал мне такую историю: «Очень смешной пиар-кейс от “Мегафона”. Оператор пообещал оплатить счета орла, наблюдения за которым вела группа Сибирских орнитологов.

“Мы не только закроем долг, но и, понимая специфику работы Центра реабилитации диких животных, разработаем для него специальный тариф: он будет учитывать особенности миграции птиц”, – передал нам представитель “Мегафона” слова Влада Вольфсона, коммерческого директора Мегафона.

Раннее BBC написал, что сибирские орнитологи, которые отслеживают миграцию степных орлов с помощью GPS-датчика, отсылающего текстовые сообщения, столкнулись с проблемой: одна из участвующих в проекте орлиц улетела в Иран, смс-сообщения из которого стоят очень дорого, и таким образом потратила весь годовой бюджет раньше времени. Чтобы собрать средства, потраченные орлицей, ученые запустили акцию "Закинь орлу на мобилку"».

В одном из отзывов я прочла, что лучше всего купить местную симку. Я это сделала в аэропорту, оплатила только что наменянными реалами. Т. к. языками я не владею, то мне трудно оценить, что я там сумела наговорить девушке, которая продавала мне симку, и что из этого она поняла. Мне кажется, что она поняла, что для меня главное – Интернет. Мне его и поставили. Что касается звонков, не знаю – возможно, у меня был какой-то тариф, по которому нельзя звонить или смсится с заграницей, или денег там было мало – после попытки послать смс – мне пришла смс на фарси, где сообщалось, что отправить мою – невозможно.

В целом же – Интернет у меня был всегда во время поездки, я его не особо тратила, поэтому сказать сколько его у меня было – не могу (или он был безлимитным).

Коллеги по туру жаловались на гостиничный вай-фай, он был не везде хорош, хотя логины и пароли выдавали везде.

Следует помнить, что в Иране Интернет подцензурен – порнография (и то, что под этим понимают местные деятели) запрещена, запрещены некоторые социальные сети (Фейсбук, Твитер, например, зато Инстаграм – свободен и весь Иран – там, Ю-туб тоже запрещен) и какие-то сайты, которые местные власти считают неблагонадежными. Поэтому иранцы используют VPN и аналоги и смотрят все, что хотят. И совет установить эту штуку также встречается в отзывах.

Т.к. я – технический дебил, то муж мне эту штуку установил, но я ею не пользовалась (он еще сказал, что она тормозит работу). Кроме Скайпа (разрешен в Иране) и почитать что-нибудь легкое перед сном мне ничего и не надо.

Кстати, симку мне вставила и проверила, чтоб она работала – та же самая девица, что ее и продала. При покупке ксерят паспорт.

 

Что надо взять с собой обязательно:

- лекарства по назначению врача и то, что обычно используется при головной боли и т.д. (хотя коллегам по поездке понадобились срочно лекарства и они с гидом зашли в аптеку и там купили необходимое, так что в принципе какие-то лекарства можно купить и там, но, конечно, лучше не рисковать);

- солнечные очки;

- крем от солнца с высокой степенью защиты и мажьте им все, что открыто (я к лицу отношусь трепетно, у меня был дорогущий крем с защитой + 50 и толи я плохо им намазалась, то ли он плохо впитался и я смазала его очками, но под ними, около носа у меня был настоящий ожог, с которого потом слезла кожа – остальные части лица не пострадали; т.к. сначала я, кроме лица ничего не мазала, то обгорели руки выше кистей и до края рукава и ноги… между лямками сандалий – да так что сильно болело, на следующий день я уже все открытые места мазала);

- головной убор с козырьком – там это популярно и можно купить на месте (я не пользовалась, но у барышень по-любому там голова всегда с головным убором. Одна наша спутница такой козырек купила, у него еще ткань пришита, она закрывает шею со всех сторон – и периодически она пользовалась этой штукой, но самое интересное – купила она его не для того, чтобы бороться с иранским солнцем, а чтобы бороться с комарами отечественного производства у себя на даче; эта же дама купила еще какую-то обувь для огорода – представляете какая у человека любовь к этому делуJ);

 

Что рекомендуют брать, но мне не понадобилось:

- средства от комаров (это настоятельно рекомендуют, но я с этими насекомыми как-то не встретилась и фумитокс вернулся домой в первозданном виде; м.б. был комариный несезон);

- кофе для завтраков. Мне не нужно – я не кофеман. Те, кто могут обойтись – брать с собой точно не надо – во всех отелях был растворимые кофе (м.б. я побывала в самых приличных из доступного простым смертным сегмента; в одном из отелей, когда я попросила чай меня несколько раз переспрашивали точно ли чай – видать местное население поняло, что белым людям надобно кофе); в ресторанчиках тоже можно заказать кофе. Но, конечно, гарантировать, что в любом отеле кофе есть я не могу.

- бахилы или носки дополнительные. В мечетях принято разуваться, соответственно, если вы не хотите ходить босиком – надо о себе побеспокоится. У меня были бахилы, но про сообщение гида, что на следующий день они понадобятся я благополучно забыла, ну а потом один раз походив босиком поняла, что мне комфортно и не стала вообще об этом думать.

- тапочки для номера. Я взяла, конечно, но так и не носила. В номерах были пластиковые тапочки для постояльцев. И, презрев гигиену, я их и носила. Причем в Тегеране были отдельно для ванной, отдельно (тряпочные, как в Европе) для номера.

 

Что можно прочитать

Громов А. Б., Табаи С. Н. Персия: история неоткрытой страны. М.: ООО «Садра», 2017. – 768 с.

Интересна история появления этого издания у меня. Что-то очень я устала перед поездкой. И, несмотря на то, что более чем за месяц знала, что точно поеду, не смогла к ней подготовится. Кроме того, что читала отзывы с практическими советами и купила лосины и туники – более я не сделала ничего. И вот – на следующий день вылетать, чемодан не собран, следующее утро ангажировано у маникюрши – а взять почитать нечего. Совершенно случайно я зашла в небольшой местечковый книжный отдел «Читай-города» и что же сразу бросилось мне в глаза – представьте себе – именно это издание. Это был знак свыше, однако слишком весомый знак (это из-за него у меня проверили багаж в аэропорту) – волочь это издание туда – это еще можно понять, но обратно – абсурд. И я поняла: я подарю его гиду – в Иране, уверена, не так много страноведческой литературы на русском языке, а гид ведь общается с клиентами на русском – такой сувенир точно пригодится. Так я и поступила, а второй экземпляр книги уже куплен, правда, не читаю я его – все некогда.

Книжка интересная и, уверена, пригодится тем, кто серьезно готовится к поездкам. И еще: многие рассматривают экскурсионные поездки как возможность расширить образовательный горизонт. Это, в общем-то так и есть (правда, нужен соответствующий уровень экскурсовода), но реализовать путешествие как образовательное мероприятие можно лишь заложив какую-то основу до него. Это в меньшей степени относится к Европе, так как с ее историей неспециалисты все же знакомы, а вот о более экзотических странах представления настолько смутные, что простое запоминание  услышанных фактов дается с трудом, про обобщения и сопоставления речи быть не может.

- https://sajjadi.livejournal.com/profile – это блог Резы Саджади, еще одна моя рекомендация для собирающихся в путешествие в Иран. Блог уже не действующий, автор – бывший посол Ирана в России – прекратил его вести «главным образом по личным причинам». Но он остается доступным и содержит много страноведческой информации. Я познакомилась с ним уже по возвращении из поездки. Сравнивая высказывания его автора со своими личными впечатлениями, могу сказать, что он смягчает острые углы (что понятно – автор дипломат) и старается представить свою страну в лучшем виде (что тоже понятно). Но информация на сайте интересная и правдивая.

 

Религия

Иран – мусульманская страна, направление ислама – шиизм (90 %), есть сунниты (8 %), есть также христиане (армяне и ассирийцы), иудеи (несмотря на жесткий конфликт с Израилем, «свои» евреи в Иране не преследуются), зороастризм (территория Ирана – родина этой религии; не преследуется с 1932 г.).

Так как официально Иран – теократия, религия накладывает серьезный отпечаток на жизнь людей.

В школе отдается очень много времени изучению ислама и Корана, это – один из главных предметов.

Широко отмечаются религиозные праздники, а еще шире проходят траурные мероприятия религиозного характера. Например, я очутилась в стране на исходе мухаррама (первый месяц лунного календаря), когда по всей стране проходят траурные службы и мероприятия, посвященные убийству имама Хуссейна (третьего шиитского имама, являвшегося внуком Мухамеда) и его сподвижников, которое произошло в Кербеле. В связи с этим повсюду весят черные флаги (на мечетях, зданиях государственных учреждений, просто черные треугольнички на проводах); нельзя играть свадьбы; нельзя слушать музыку (за исключением специальной – она для европейца кажется очень странной – вот прямо – «этот стон у них песней зовется»).

В повседневной жизни так же множество ограничений – например, в кинотеатрах показывают только фильмы иранского производства, по телевизору иногда показывают иностранные фильмы, но строго отцензурированные (вырезается все «сомнительное», причем так, что зачастую сложно понять перипетии сюжета). В итоге население покупает из-под полы нелицензионные диски, а также смотрит фильмы в Интернете.

Интернет тоже под жестким контролем: запрещен порнографический контент, мессенджеры (Фейсбук и т.д., но при этом разрешен Инстаграм). Однако эти ограничения легко обходятся населением с помощью установки VPN (в отзывах туристам рекомендуют ставить такие программы, чтобы спокойно пользоваться Интернетом как заблагорассудится).

Существует полный запрет на употребление алкоголя (думаю, населению это только на пользу; меня этот вопрос не интересует – ибо не пью и без всяких запретов). Но, разумеется, желающие все же могут достать «топливо», правда места надо знать и за очень большие деньги. Для алкоголиков существует принудительное лечение.

Наркотики тоже запрещены, однако наркоманы есть. Еще бы – через страну проходит наркотрафик. Хотя с этим власти борются, но до победы еще очень далеко.

Запрещены проявления чувств между мужчиной и женщиной (т. е. на публике – никаких тебе обнимашек-целовашек). Однако не стоит этот запрет преувеличивать – в некоторых отзывах пишут, что и за руки держаться нельзя – это не так: сама видела парочки иранцев, держащиеся за руку, не говоря уже об иностранцах.

Вообще к половому вопросу здесь подходят серьезно – например, мужчина никогда (за исключением ситуаций, когда это необходимо по работе) не обратиться напрямую к женщине, только к мужчине, который при этой женщине. В провинции даже боятся до женщины даже случайно дотронуться (в отеле в Язде был смешной момент – служащий не мог пройти, чтобы отнести чемоданы туристам, т. к. боялся случайно дотронуться до дам – выглядел он очень растеряно – я не сразу поняла, в чем причина его страданий). Соответственно разные там приставания – исключены.

Вообще же большое влияние духовенства на жизнь не очень нравится части иранцев. Поэтому количество на самом деле религиозных людей сокращается, остаются – внешние проявления, которые сразу же уйдут, как только изменятся политические обстоятельства. Это, например, очень заметно по иранским женщинам, которые очень неохотно надевают платки после приземления в аэропорту. Да и без конкретных примеров – не может быть такого, что вся нация целиком и полностью считает правильным все эти ограничения, а вот что люди вынуждены подчиняться – это очевидно.

Мне эта навязанная религиозность не нравится потому, что я считаю, что принуждение приводит к двоедушию: постоянное раздваивание мыслей и действий – публичных и приватных – очень скверно влияет на психику и развивает не лучшие человеческие качества. В этом, мне кажется, главная опасность.

К сожалению, во время путешествия не было возможности понаблюдать религиозную жизнь иранцев поподробнее: в мечетях мы были как туристы, к обычаям прикоснулись только во время уличного чаепития и еще в Язде наблюдали как готовят угощение для 40 дня. Это интересное зрелище – мужчины в черном на открытом огне готовят что-то в гигантских котелках – очень трогательно – видно, что есть какая-то как у нас бы сказали «приходская жизнь» и общий досуг у соседей. Кстати, я этот абзац написала, а после отбирала фотки и увидела, что мужчины-то далеко не все были в черном – процентов 70 – в светлых рубашках, а некоторые и в светлых брюках – вот так стереотипы вторгаются в память и случаются аберрации – яркий пример того, что называется «врет как свидетель».

В последний день проезжали мечеть после службы – так как это была сельская местность – то толпа вся черная, а дамы – все в хиджабах. Но почти у каждого в руках – белый лоточек – там приготовленное по случаю окончания траура блюдо.

Вообще – такие поездки, конечно, развивают широкий взгляд на мир, терпимость и эмпатию. Например, я никак не могла представить, насколько велика разница между суннитами и шиитами. Т. е. я знала, что эти два течения существуют, что между ними серьезные терки – но что в манере поведения и внешних проявлениях они такие разные – и представить не могла.

В Язде мы оказались около мечети перед началом службы. Из усилителей раздавалась музыка (мне она показалась устрашающей), навстречу шла толпа, почти все – в черном, большинство дам – в хиджабах. Как-то стало не по себе. Хотя что тут такого – люди просто идут молиться так, как у них принято. И сразу становится понятна физиологическая природа всякой ксенофобии – в ее основе – боязнь всего неизвестного и непривычного. А посмотришь внимательнее – и страх проходит.

***

В Интернете часто пишут про зороастрийцев – «огнепоклонники» и все. Из такого определения у неподготовленного читателя может сложиться впечатление, что это какие-то представители племени тумба-юмба, которые развлекаются плясками в набедренных повязках перед костром. Это, разумеется, чепуха. Зороастризм – первая монотеистическая религия, которая в силу особенностей ее идеологии не сумела стать мировой, однако сильно повлияла на христианство и ислам. Система взглядов зороастрицев довольно запутана и необычна для современного человека. Что ясно точно: теснейшая связь с природой; нравственная триада: «правильные мысли, правильные слова, правильные действия»; впервые в этой религии говорится о том, что у человека есть нравственный выбор и прослеживается зависимость загробной жизни от поступков человека; впервые в мировой истории появляется понятие рай и ад.

Мне понять все хитросплетения взглядов зороастрийцев затруднительно, однако я всегда с сочувствием отношусь к гонимым за веру, а зороастрийцы подвергались гонениям с момента прихода ислама на территорию Ирана и до 1932 года, а при этом сумели сохранить свою главную святыню – негасимый огонь, который теперь может увидеть любой желающий в их храме в Язде.

К сожалению, непосредственно понаблюдать жизнь и обычаи представителей этой религиозной группы в повседневной жизни не удалось. Мне было бы чрезвычайно интересно пообщаться с ними, посмотреть на какой-нибудь национальный праздник, просто понаблюдать за бытом, посмотреть их жилище и современное кладбище (его можно увидеть с Башен молчания, но толком рассмотреть через зум моего фотика – не удалось). В общем если бы в туре было предусмотрено такое небольшое погружение в обычаи зороастрийцев, да еще если бы эту часть программы вел зороастриец – это было бы великолепно.

Со слов гида – они до сих пор верны одной из главных своих заповедей – «не лги», поэтому если персы ведут с ними какие-то дела, то всегда спокойны и знают, что ничего проверять не надо – обмана быть не может.

 

Контакт с аборигенами

Начитавшись отзывов в Интернете, я была подготовлена к тому, что постоянно будут здороваться, пытаться вступить в разговор, просится сфотографироваться. Это так и есть, но масштабов «бедствия» преувеличивать не стоит. Со мной, конечно, постоянно здоровались, спрашивали откуда я – но, хотя я и интроверт, особого утомления, как пишут некоторые авторы отзывов, не испытала.

Жители закрытой страны очень уважительно относятся к иностранцам, но, конечно, взирают на них как на диковинку (но, извините, и мы сами также смотрим на дам в чадре). Причем, если в городах это более спокойный интерес, а в провинции, конечно, это больше похоже на интерес к какому-то курьезу, например, бородатой женщине.

Что случилось лично со мной.

В одном из дворцов Голестана ко мне обратилась сотрудница и предложила купить специальную заколку – они ими подкалывают под горлом хиджаб, чтобы он не «расходился» (если, конечно, есть такая проблема). Кстати, это было одно из двух предложений о покупке за всю поездку. Я согласилась, однако, не совсем поняла, как этой штукой пользоваться и стала жестами показывать (ну и парочкой слов – типа – плиз), чтоб она мне помогла эту штуку приколоть на мой шарф. Из моих жестов, она, очевидно, поняла, что я хочу ее заколку. И, представьте себе, стала ее снимать – вот вам низкопоклонство перед Западом (это я ерничаю, а на самом деле – желание гостя – закон). К счастью удалось ее убедить, что я не хочу забрать ее вещь. Так вот, стала на мне шарф поправлять и прямо очень было заметно, что она мною любуется – вот прям искренне. За разъяснениями я обратилась к гиду и услышала ожидаемое – что у меня волосы цвета, о котором большинство иранок могут только мечтать и совсем неожидаемое – что многие иранки переделывают нос в такую форму как у меня (надо смотреть правде в глаза – нос у меня неклассический и мне в голову самостоятельно не пришло бы, что кто-то может желать такой же себе. К слову, во многих отзывах сообщается, что иранцы любят ринопластику и щеголяют с заклеенными носами во множестве (а некоторые просто так клеят пластырь, чтобы показать какие они богачи – у них есть деньги на новый нос). Никаких толп с заклеенными носами я не встретила – три-четыре «пластыря» за всю поездку).

Горничная в одном из отелей потрогала меня за волосы.

Одна пожилая иранка попросила сфоткаться с ее внучкой. Причем это было просто на улице – ни в какой контакт я с ней до этой просьбы не вступала. Это не считая просьб о групповых фото – когда хотели со всеми экскурсантами сразу.

В Ширазе я с попутчицей гуляла по городу, к нам подошел парень и издавая странные звуки стал протягивать какую-то бумажку. Мы жестами стали показывать, что не понимаем и чтобы он отошел. Но парень попался настырный – не отставал и шел по пятам. Потом он понял, как донести свои желания до нас и стал показывать свой телефон. К тому времени до меня дошло, что он не совсем в своем уме и немой (потом это подтвердилось, Аида прочла это на той бумажке, что он демонстрировал). Ну ладно, хочет человек сфотографироваться – хорошо – не жалко. Я согласилась, моя спутница тоже не возражала, однако он не очень-то деликатно показал ей, что желает фото со мной. Что мне очень понравилось: торговец из близлежащей лавки, когда ему был передан телефон, мимикой и жестами стал спрашивать меня добровольно ли я фотографируюсь и только получив от меня уверения, что я не против взялся за дело. Этот господин был единственным прикоснувшимся ко мне иранским мужчиной – что, безусловно, доказывает, что он не совсем в уме. В общем – теперь ищите меня на просторах иранского Инстаграмма – я теперь тамошняя звезда. После фотографирования он продолжил идти за нами. Сначала мы решили, что он хочет продемонстрировать получившийся снимок – так оно и было, но после просмотра снимка и необходимых в таких случаях междометий – он по-прежнему не отставал. Закончилось это только тогда, когда мы подошли к гиду, и она стала ему объяснять, что аудиенция окончена.

По всей видимости разные тронутые умом граждане, не представляющие опасности для общества, в Иране не изолируются и живут среди обычных людей. В Исфахане прогуливаясь в свободное время по центральной площади я встретила другую попутчицу, которая сидела на траве и балдела. Я подошла к ней и стала показывать свои рыночные приобретения. Раскладка исфаханских сокровищ была прервана появлением пожилого и ненормального гражданина. Если первый описанный мною чудик был слегка больным, это был более серьезный случай. Никакие слова и жесты, призывающие его отвалить не подействовали, пришлось сворачивать демонстрацию богатств, так как стало понятным, что прекратить общение (гражданин тоже подсовывал какую-то бумажку и требовал реакции на нее) никак не удастся. А дальше события развивались так: пока моя спутница поднималась с земли откуда-то появилась группа иранских молодых людей (лет по 18), не вступая с нами ни в какое общение они просто окружили странного старичка и что-то там стали ему втирать – таким образом он был оттеснен и больше к нам не домогался.

Этого же старичка на следующее утро всей группой мы встретили на той же площади. Никакие попытки Мириам его отвадить не действовали. На сей раз подошли какие-то взрослые иранские мужчины, провели с ним воспитательную работу – старичок остался на прежнем месте, но уже не приставал.

Так получилось, что самые запоминающиеся эпизоды общения с иностранцами случились в последний день поездки. Он пришелся на 40 (и последний) день мухаррама. Повсюду стояли палатки, где угощали чаем. Это выглядит как тряпичная торговая палатка черного цвета, с прилавком. На ее задней внутренней стенке – изображение имама Хуссейна, где-нибудь на виду висит сабля, напоминающая о сабле имама и т. д. На прилавке – фотографии умерших за время поста из той общины, которая эту палатку организовала.

«Наша» палатка стояла у дороги и принадлежала жителям какой-то деревни. Рядом на открытом огне кипятилась в чайниках вода. Остановка микроавтобуса с туристами вызвала некоторое недоумение у местных деятелей, но гид разъяснила им, что мы хотим познакомиться с их обычаями. Нас стали угощать чаем и даже предложили финики. Рядом с палаткой стоял динамик, у него видно какие-то контакты барахлили и местный дедуля по этому поводу очень переживал и все пытался наладить музыку – к несчастью у него это периодически получалось (надо понимать, что в стране траур – и музыка это, вероятно, какие-то религиозные гимны – звучит для неподготовленного европейского уха чудовищно и душераздирающе).

Так как дело происходило в деревне, то из-за калитки за всем этим действием с явным любопытством наблюдали лица женского пола всех возрастов, но выйти наружу, не говоря о том, чтобы подойти – об этом и речи быть не могло. К счастью, у меня сохранилась гигантская «Аленка», которую я и подарила женской части жителей деревни.

Затем началось массовое перекрестное фотографирование, прибежали местные мальчишки.

Выяснилось, что они под руководством своего неформального лидера лет 13, метров в 50 организовали свою альтернативную «детскую» палатку, где также угощали чаем всех желающих и обслуживали посетителей сами, без взрослых. Конечно, отказать им было совершенно невозможно. И вот, уже из детских рук, чай, и снова фотографирование с туристами оптом и в розницу.

Все это так мило и искренне. Им ничего от туристов не надо, никакой купли-продажи – а просто общение (хоть с помощью мимики и жестов) и фотки на память…

Второй эпизод связан с… туалетом. Ехали мы в аэропорт и, конечно, необходима была санитарная остановка. Она случилась в специально для этого организованном месте. Но что за место! Помимо заветного здания с вожделенными кабинками, там еще кафешки и… прудик с утками, большой пруд с фонтаном и соединяющий все это канал. Чинно-благородно. И замечу: все сортиры в Иране бесплатные.

Там, впервые в жизни я увидела очередь в «мужское отделение» длиннее, чем в «женское». Однако внутри помещения оказалось, что дам там не мало, стоят они не в единой очереди, а в отдельной в каждую кабинку. Ну мы и пристроились в ближайшую ко входу. Через минуту одна из иранок сообщила мне тыкая в дверь кабинки, что она «ираниен». Трудно было понять, что она пыталась до нас донести – я решила, что она имеет в виду то, что там нет унитаза, и предлагает перейти в другую очередь, где имеются европейские удобства. Мы, не совсем понимая, что происходит перешли в другую очередь. Тут появилась какая-то дама в хиджабе, взяла меня за руку и привела к самой последней кабинке, где была какая-то надпись на фарси, открыла ее ключом и жестом предложила войти. Я пропустила одну из попутчиц. Получилась «европейская» очередь (небольшая) и куча «иранских». Я чувствовала себя как колонизатор и участник акции по сегрегации. Простите меня, иранские женщины, никогда не прочитающие эти строки! Затем появилась иранка с ребенком лет 2–3 и стала просится в «европейскую» кабинку – видно ребенок уже изнемогал. Дама, стоявшая на страже европейских интересов в Иране, была непреклонна. Но тут уже мое чувство социальной справедливости взбунтовалось. Молчать я не могла (правда и говорить за малограмотностью тоже), подергав за полу хиджаба стражу я произнесла: «Сори, плиз, чайлд». Она поняла суть моего месседжа, и следующим в заветное местечко вошла мать с ребенком. Потом подошла еще одна женщина (без ребенка) и стала просится туда же. Я, конечно, фарси не знаю, но из контекста их разговор был вполне понятен. Пришедшая дама спрашивала нашего цербера почему кому-то можно, а ей нет. На что ей было разъяснено, что за ребенка попросила «ханум» (т. е. я).

За разъяснением этой ситуации я обратилась к гиду. Выяснилось, что туалетная сцена вполне стандартна для Ирана. В этом проявляется уважение к иностранцам. Во время праздников, когда иранцы массово идут по музеям (в стране очень развит внутренний туризм) – гиды иностранных групп просят пропустить без очереди – и их пропускают. Это я понимаю. Конечно, иранцы могут приехать туда и в другой раз, а иностранцы, скорее всего, нет. Но с сортиром, на мой взгляд, – перебор.

Вообще иранцы очень интересуются мнением иностранцев об их стране и просто млеют если отзыв положительный. Вот пример. Во дворике мечети сидела девушка-художница и рисовала, рядом лежали на земле и висели на стенде ее работы. Я приобрела одну: с одной стороны, сообразила, кому ее презентую, с другой – мне как-то захотелось ее поддержать, все-таки художники нуждаются в признании, даже уличные. Одна из экскурсанток не заметила табличку с перечеркнутым фотоаппаратом и сделала фото. На это художница сделала замечание. Чтобы загладить свою вину экскурсантка извинилась и сказала, что «Иран вери бьютифул кантри», «вери френдли пипл», ну и я, конечно, смолчать не смогла – «вери олд культюр» – за что получила официальное разрешение на фотографирование всех ее работ:)

Но, конечно, у иранцев есть недостатки, которые, как известно – продолжение достоинств. Их спокойствие и сдержанность – похвальны, но концентрат этих качеств – флегматизм и некоторое тугодумие – не очень. Это негативно сказывается на выполнении профессиональных обязанностей.

Вот примеры. В Исфахане мы обедали в хорошенькой кафешке, где подают не только кебабы (см. раздел про еду). Дело было во время траурных дней (одновременно – три выходных дня). В кафе было полно народу – большинство – иранцы. И вот сделали мы, значит, заказ (по меню, каждый себе что хотел выбирал) и ждем. Ждали мы полчаса, потом гид пошла выяснять в чем же дело. Итогом разбирательств стало выяснение что напитки приносят из одного места,  а еду – из другого. Через пару минут появились напитки (у тех, кто заказал пиво). Прошло еще минут 20 – у некоторых счастливцев появились тарелки, казалось бы – процесс пошел – но не тут-то было. Когда прошло почти полтора (!!!) часа пара из нашей кампании не выдержала (жене принесли еду, она поела, а мужу – нет). Темпераментно высказавшись по поводу происходящего, они ушли, не дождавшись заказа. Надо сказать, что люди это были абсолютно приличные, никаких эмоциональных вспышек ни до, ни после – у них не замечалось, но в такой ситуации – основания для негодования были весомые. Мне принесли еду последней – через 1,5 часа. Остальные уже либо поели, либо заканчивали есть, поэтому мне пришлось по-быстрому пережевывать пищу – а большую часть – просто недоесть, свой долгожданный гранатовый фреш я допивала стоя. Те, кто еще не успел расплатиться – пошли на ресепшн. Зря я так торопилась, могла бы и супчик доесть. На рецепции я застала своего коллегу по туру, который с помощью гида пытался рассчитаться. Это было так: переговоры велись через гида, которая помимо собственно перевода пыталась как-то взбодрить девицу на кассе – она не очень торопилась и, к тому же была не очень сообразительна. Вместо того, чтобы пробить весь заказ единым чеком, она стала выдавать чеки на каждое блюдо. Параллельно ее теребил какой-то местный деятель, требовавший, чтобы она пробила что-то еще – процесс это, понятное дело, не ускоряло – девица окончательно впала в ступор. Потом у них не оказалось сдачи (причем, на самом деле это была какая-то незначительная сумма), но клиент стукнул кулаком по рецепции – просто из принципа – и получил купюру большего, чем надо достоинства – тамошние деятели довели еще одного члена нашего небольшого коллектива. Когда я расплатилась – просто не верила своему счастью. Так что вот как бывает в Иране. А еда там, между прочим, была вкусная и красиво оформленная (самая красивая за весь тур) – обидно, что «культура обслуживания» не дала насладится гастрономией. В общем – это притча о том, что флегматикам надо иногда все же шевелится…

В аэропорту наша группа умудрилась пристроится к самому противному собирателю багажа из трех (потом прибавилась четвертая девица). Вообще-то все тамошние деятели, скажем мягко, не торопились. А этот был не только тугодумом, но и очень исполнительным – это опасное сочетание. Он бесконечно мучил своих соотечественников и чуть меньше иностранцев. Из Ирана трудно улететь без перевеса или без превышения объема багажа. И вот он изводил людей перекладыванием вещей из чемоданов в ручную кладь или наоборот. Несколько раз видя эту картину представители авиакомпании вмешивались и говорили, чтобы пассажиры вернули все туда, где у них лежало. Но вместо того, чтобы в спорном случае сразу обращаться к ним, доблестный аэропортовский служащий подолгу раздумывал над ситуацией, трепал нервы пассажирам, давал свои распоряжения, а потом все-таки обращался к представителям авиакомпании. Я вообще не представляю, как вылетел бы наш самолет, если бы не они. Ко мне он пребодался, т. к. у меня были две ручные клади, а не одна, как написано в правилах (это был средних размеров рюкзак и довольно большая сумка, но: 1) других пассажиров он пропускал с рюкзаками + полиэтиленовые пакеты, причем не маленькие и иногда их было несколько, т.е. если бы я сгрузила свое добро в пакет – претензий бы не было; 2) половину этой сумки занимала моя длинная осенняя куртка; 3) все это весило не много (до 10 кг точно) + в чемодане был даже недовес (просто туда мое барахлишко уже не влезало)). Я было начала все это объяснять представителю авиакомпании, но он меня прервал, подмигнул – мол, сейчас все решит – и – вуаля! – я смогла-таки отправится к месту прописки.

Живность

Кошки

Кошек в Тегеране полно. И мы приехали в период, когда они только что массово разродились – поэтому постоянно встречались котята. Не знаю, о чем подумали местные жители, когда группа взрослых людей странной наружности бросилась фотографировать и гладить котят, вместо того, чтобы наслаждаться красотами и культурными ценностями Голестана.

Собаки

Т. к. Иран – мусульманская страна, то собаки тут не в почете. Однако практические интересы побеждаю религиозные предрассудки. Поэтому в пустыне мы увидели стаю собак (не дикую, у нее есть хозяин), которых используют для выпаса скота.

Ящерицы

Ящериц довелось увидеть в Персиполе и Нахше Рустам. Они там крупные, где-то сантиметров по 20 + хвост, резвые и довольно смелые. Бегают по своим делам как маленькие динозавры. Вокруг древности Персиполя, гид рассказывает исторические факты – и тут кто-то замечает ящерицу. Происходит неизбежное: туристы поворачиваются задним фасадом к достопримечательностям, рассказ гида перестает вызывать хоть какой-то интерес, все фотокамеры устремлены на рептилию. Как тут не вспомнить театральную мудрость – никакой актер не сможет играть, если на сцене появилось животное:)

Бык зебо

Про этого быка гид рассказала в самом начале поездки и сказала, что мы их увидим вживую в пустыне. В музее была реконструкция – «модель» быка, тянущего за веревку из колодца емкость с водой. Я тоже про это читала, а так же про то, что хозяин поет ему песенку, а он выполняет то, что от него требуется. Кто-то из моих спутников еще и добавил, что эти быки прямо-таки гигантские. Я вспомнила чудесных хорватских коров (специальный какой-то вид, можно увидеть на Бриюнах – они и правда большие, широкие и невероятно красивого песочно-розоватого цвета – официальное название – истрийский бык (бошкарин)). Я, конечно же, спросила можно ли будет потрогать зебо – чем вызвала недоумение у гида и смешки со стороны коллег по туру. Вообще-то такая реакция – довольно типичная – это дискриминация кинестетиков:)

На практике бык оказался вовсе не гигантским (лишь одна часть его тела была действительно гигантской – стало сразу понятно, что он не кастрированный), с горбом на шее, гладкошерстным (а горб – шерститстый), темно-коричневым и круторогим. И все оказалось так, как об этом пишут в отзывах – хозяин поет – бык идет – и тащит воду из колодца, замолчит – стоит. И вообще ведет себя с хозяином как собака – полнейшее подчинение. Нам продемонстрировали и то, что будет, если к нему попытается приблизится или дать команду посторонний. Этим посторонним был явно обитатель этой же деревни, которого бык видел не первый раз. Но стоило ему подойти и запеть – бык тут же навострил рога и попытался его боднуть, а потом и лягнуть. Думаю, что мог бы причинить и реальное увечье – но он был привязан и не имел свободы маневра.

После этого я попросила гида узнать можно ли погладить бычка. И вновь заметила ухмылочки окружающих. Хозяин разрешил, правда, сам стоял возле. Мне кажется, что если хозяин рядом – с зебо можно делать все, что хочешь. Не знаю, что там себе думал бычок, когда я его наглаживала, бодать меня он не стал, но в его глазах читалось некоторое недоумениеJ И как догадывается прозорливый читатель – некоторые смеявшиеся надо мной сограждане выстроились в очередь, чтобы погладить зверя и даже фотографировались за этим занятием:)

 

Отели

Начитавшись отзывов про отели Ирана (там описывается, что есть очень шикарные – но стоят они как годовой бюджет небольшой страны, и ясно, что туда групповой тур не повезут, или клоаки) я была готова к самому худшему. Но его не случилось. Возможно, для тура были подобраны «лучшие из худших» гостиниц, жить там вполне можно. Так же в отзывах сообщалось, что звездность гостиниц в Иране своя собственная, а представления о комфорте не очень совпадают с европейскими. На мой взгляд все гостиницы подходили под 3***, где-то на твердую тройку, где-то на тройку с минусом, но совсем не ужас. Видали мы в Италии троечки похуже.

Объединяет эти гостиницы то, что они не первой свежести, мебель тоже прожила довольно долгую жизнь, но везде чисто. И везде душ не только крепился на стенку, но его можно было снимать для более тщательного мытья отдельных мест.

Во всех отелях есть гель для душа, шампунь и т.д. Но иногда эти «расходники» надо поискать, они могут лежать не в ванной, а, например, на журнальном столике в номере. Особенно меня поразило то, что в каждом отеле были одноразовые зубные щетки и микроскопические тюбики зубной пасты.

В отелях нормальные завтраки (во многих отзывах я читала, что дадут лаваш, упаковочки масла и джема, яйцо – и все). Во всех отелях было более разнообразное меню, были овощи – огурцы-помидоры, яйца (яичница, отварные), какие-то местные горячие блюда – из риса и бобовых, масло, варенье (местный курьез, встречающийся повсеместно – из моркови, но есть и более привычные виды), мед – в общем – поесть нормально можно. Самый скудный выбор был в отеле Исфахана.

И еще наблюдение – публика в Тегеранском отеле отличалась. Везде на иностранцев там посматривают как на диковинку (в Тегеране – как на просто редкость, в провинции – почти как на инопланетян), но вот в контакт вступать не особенно стремятся. А в Тегеране со мной совершенно спокойно заговаривали мужчины – объясняли, что за блюда на столе и т.д. Я тогда не захотела с ними особо контактировать – все-таки восточные мужчины и я предполагала, что они начнут себя вести как турки или египтяне, а теперь бы совершенно спокойно вступила в контакт – может бы даже подсела за их столикJ

Помимо названий отелей, привожу их телефоны и e-mail – вдруг пригодятся самостоятельным путешественникам.

 

Hotel Shahr (Тегеран)

+982177700041

Мы там были всего ночь. Вполне соответствует 3*, номер большой, 2 кровати, шкаф, журнальный и письменный столы, холодильник.

Санузел совмещенный, средних размеров, с хорошей душевой.

Необычен интерьер лобби.

 

Arg hotel (Шираз)

+9871132228989

Номер не очень большой, но все необходимое есть. Кровать одна большая.

 

Hotel Khan-e-Dohad (Язд)

+983536270336

Khane2had@Gmail.com

Это отель стилизован под караван-сарай. Самый примитивный из всех, где мы были. Многие номера без окон, или окна выходили во внутренние помещения. Он же был самым обшарпанным, с самой древней (но отнюдь не антикварной) мебелью и обветшалыми постельными принадлежностями. И только здесь была дырка в полу, вместо поддона в душевой, а душ располагался так, что каждый раз, когда водные процедуры принимает постоялец омывается и унитаз. При этом претензии на национальный колорит в этом отеле были наибольшими.

Мои коллеги по туру жаловались на шум – все зависит, конечно, от расположения номера. Если его дверь выходит на особо популярный коридор или окна на банкетный зал – то покой будет только после того, как улягутся все гости.

Но не стоит брюзжать – переночевать там вполне можно и кормят там хорошо.

 

Hotel Azadi (Исфахан)

+983132204056

info@azadi-hotel.com

Большой номер с двумя кроватями, письменным и журнальным столами, стульями, шкафом, холодильником и телевизором.

Исфахан – центр чеканки. И в отеле, рядом с рецепцией гостей встречает гигантский самовар (в человеческий рост), такого же размера кубок стоит в ресторане, на стене в холле висит большой чеканный поднос. И все это – ручная работа. Потом я видела такие же циклопические объекты у лавок, где продают чеканные изделия, но впервые увидев такое чудо в отеле у меня возникло только одно желание – забрать артефакт домой.

 

Питание

Начитавшись отзывов в Интернете я поняла, что гастрономических открытий меня в Иране не ждет.

В подавляющем большинстве писали о том, что иранцы постоянно едят рис и кебаб, а путешественники, посидевшие на такой «диете» через три дня взвывают. Правда, я нашла и списки того, что надо попробовать в Иране, а в некоторых отзывах даже давалась характеристика таких блюд, кроме того, моя логика протестовала – как же так – столь древняя культура и жаркий климат, где растут овощи и фрукты, не могли не дать богатую кулинарную традицию. Логика не подвела – вкусняшки в Иране водятся.

Я попросила у Аиды разъяснений по поводу «кебабной диеты» иранцев. Она была немало озадачена моими рассказами. Единственное объяснение, которое она могла предоставить заключалось в том, что иранцы, возможно, чаще едят кебабы в ресторанах, так как затруднительно готовить на открытом огне в городе. А в том, что в ресторанах подают разные блюда – я и сама убедилась. Мое объяснение мнения авторов отзывов сводится к тому, что они не знали названий блюд, а местные официанты не в ладу с английским – поэтому когда их просили что-нибудь из мяса – они честно предлагали кебабы.

В чем сходились все авторы отзывов – это в том, что в Иране бесподобные сладости. Подтверждаю – рай для сладкоежки существует и расположен он именно в Иране.

Публикую список блюд, составленный по интернетовским отзывам:

Нун – хлеб

Беренж – рис

Чело – масло

Феселанж – утка или курица в орехово-гранатовом соусе

Абгушт или дизи – суп с тушеным мясом, бобовыми, зеленью. Подается в специальной посуде и со специальными принадлежностями. Уже за столом из горшка в миску сливается бульон, мясо с «гарниром» измельчается с помощью специальной толкушки (которую тоже подают). Поедается отдельно – бульон с хлебом, густота – как второе блюдо.

Тахдиг – поджаренный рис

Хорешт – мясо или курица, тушеные с овощами, зеленью и бобами

Аш реште – густой суп из фасоли с лапшой, шпинатом, листьями свеклы

Горме сабзи – рубленое мясо, тушеное с овощами, бобами, зеленью

Зерешн полоу – плов из баранины с барбарисом

Салат-э-ширази – салат из огурцов, помидоров, лука и салатных листьев с лимонным соком.

Дуг – йогурт с солью и травами

Гахве – кофе

Это я себе составила, чтобы попробовать в поездке, и попробовала-таки.

Мои впечатления об иранской кухне вполне положительные. Я не гурман в смысле изысков, но вкусно поесть люблю – и это вполне возможно сделать в Иране.

Конечно, царь местной кухни – рис. Он везде и всюду. Лайфхак. Если вы идете в ресторан с кем-то, а там предусмотрена отдельная подача риса и основного блюда (а так скорее всего будет в ресторане а-ля карт), то смело берите одну порцию риса на 2–3 человека. Они там огромны. Надо отметить, что рис там вкусный, не из-за способа приготовления или подливы – а сам по себе, с тем, что у нас продается в масс-сегменте просто несравним. И он довольно дорог. Когда мне принесли счет – я случайно обратила внимание, что бутылка дуга (небольшая, промышленного производства) стоит раз в десять меньше порции риса.

Хлеб, т.е. там это лепешки или что-то вроде армянского лаваша – не произвел на меня впечатления. Может быть сразу из печи он вкусный, но потом – просто никакой.

Феселанж вся группа поедала во время обеда, когда нас привезли в семейный ресторанчик, где кормят «по-домашнему» туристов. Там все запросто – выбора блюд нет. Подают второе и чай со сладостями. Это очень вкусно. Особенно если спутники не какие-нибудь брюзги и не возражают, если ты лавашом подбираешь подливу в общего блюда. Подливка – просто бесподобна.

Дизи я попробовала в неудалом исфаханском ресторане (о котором есть рассказ в этом отзыве) и это тоже вкусно, больше всего мне понравилась жидкая часть блюда.

 Еще я попробовала верблюжатину – не впечатлило и если бы не сказали, то даже и не поняла, что ем что-то экзотическое. Но может быть дело в том, что дегустация происходила в довольно примитивной едальне со шведским столом для туристов.

Во время обеда в пустыне – тоже семейное дельце – кормят туристов за очень небольшие деньги, но и совсем просто, подали сильно кислый салат. Тогда я не поняла в чем дело – а теперь дошло – это и есть салат-э-ширази – и таким кислым он был из-за обилия лимонного сока.

Дуг мне не очень понравился – для меня слишком соленый, а еще неэстетичный – когда отстоится видна мутная полоса минералки.

Еще в нескольких отелях на завтрак подавали каймак. Я его впервые попробовала. О том, что это такое я узнала у более опытных товарищей, а так считала, что ем очень нежный, вкусный, а главное несоленый мягкий сыр:)

Ресторанная еда (конечно, не в мишленовских звездах) не дорогая. Уложиться в 10–15 долларов за обед очень реально. В некоторых местах мы ели за 600 рублей (шведский стол), и даже за 300 (это у семейства в пустыне).

И, конечно, нельзя не сказать о сладостях.

Вот интернетовский перечень:

Сохан – халва из пророщенной пшеницы, сливочного масла, розой воды и меда

Гяз – фисташковая нуга

Баслюг – сладкие кубики из сиропа (виноград, крахмал, миндаль, абрикосовая косточка)

Бастани – мороженное с шафраном.

Мои фавориты – сохан и гяз. Это необыкновенно вкусно. Обратите внимание на то, что гяз отличается по цене в зависимости от содержания фисташек. Самое большое – 40 %. И что очень важно: все ингредиенты натуральные и сахара не много. Нуга, продающаяся в России, чаще всего очень сладкая – кусаешь – и сахарный заряд прямо бьет в мозг. У иранской нуги совсем нет приторности.

И еще – самый фаворитный фаворит – сушеный сок в пластах. Он совсем без сахара и гораздо дешевле, чем России – отличный подарок ребенку.

Про напитки – на улицах имеются палатки или закутки в больших зданиях, где делают свежевыжатый сок. Это недорого и вкусно. Сами иранцы фанаты морковного со сливками, а я пила гранатовый – в наших палестинах недоступный обывателю.

 

Экскурсоводы

Аида

Как я уже сообщала выше – о ней я знала заранее и хотела ехать именно к ней. Мои попутчики сказали, что о ней есть прекрасный отзыв на сайте «ТурТрансВояжа» и они ориентировались на него. Я этот отзыв не читала.

Это мое желание основывалось на том, что гид был описан как лицензированный. Дело в том, что в не пользующихся особой популярностью у русских туристов странах (или, напротив, тех, к которым вдруг резко вспух интерес соотечественников) гидами становятся все, кто ни попадя – лишь бы, пусть с трудом, но знал русский язык. А гид, как известно, в состоянии испортить любую поездку.

Аида очень приятный и интересный человек. Старается найти подход к каждому туристу (а народ иногда чудит не по-детски (а уж как изобретательно – предугадать невозможно) – терпения и спокойствия требуется не мало) и помочь решить любые возникающие проблемы (включая покупку лекарств, размен денег и т.д.).

Она старается не просто показать объект – но и рассказать об истории и культуре страны. Пытается осветить религиозные и философские аспекты, связанные с той или иной достопримечательностью.

Она по национальности казашка, но жила и в Кырзызстане, и в Казахстане, а с 1996 г. – после выхода замуж – в Иране.

Безусловно, интересно послушать рассказы очевидца о повседневной жизни местного населения. Причем рассказа «нашего человека» («рожденные в СССР», конечно, имеют много общего).

Например, ее дочь учится на психолога в Германии (причем бесплатно, так как выдержала экзамен). Вот вам и закрытая страна. Очередное доказательство сложности мира.

К сожалению, Аида не до конца провела нам экскурсия – из-за семейных проблем она вынуждена была уехать.

 

Мириам

Это тоже бывшая «наша» – она из Украины и тоже оказалась в Иране после замужества. Приняла ислам – отсюда и имя, и даже первые несколько лет брака наносила чадру. Но теперь решила все же перейти на европейскую одежду.

Ей, конечно, трудновато пришлось с нашей группой на первых порах – мы полюбили Аиду, а принять сразу нового человека трудно. Потом еще случился этот эпизод с неудачным обедом, в котором гид, конечно, не виновата – но не чувствовать недовольство туристов, пусть возникшее не по ее вине – она не могла.

Все что положено по программе она расскажет и покажет, при этом, конечно, она очень отличается от Аиды – более «простой» человек, более практичный и думающий о земных делах, а не о высоких эмпиреях. Но повседневную жизнь с такими людьми очень интересно обсуждать.

И чаянья «простого» туриста она понимает лучше. Сходила с нами по рынку, помогла купить сувениров и сладостей. А это для многих важно. Во-первых, она-то соображает дорого или нет просит продавец; во-вторых, она ориентируется на Исфаханском рынке, где, конечно, есть все – но искать необходимое не зная расположение «точки» можно очень долго. А некоторые бестолочи, вроде меня, даже деньги отсчитать самостоятельно не могут.

А в магазине сладостей перед аэропортом математический и бизнес-талант Мириам раскрылся во всей полноте. Она быстренько образумила тех, кому не хватило реалов, чтоб они не за доллары покупали, а купили бы реалы у тех, кто не смог их все потратить. Свела и развела все имевшиеся денежные потоки, ввела в нужное русло, перенаправила. При этом помнила кто и кому должен в разных валютах, у кого сколько осталось и на чем сердце успокоилось. Вот кого надо в экономический блок нашего правительства.

 

Водитель

Водителя нашего звали Мехди. В Иране представителей этой профессии называют капитан. Наш капитан вел свое судно очень профессионально и аккуратно, чем заметно отличался от большинства своих коллег. Я с ним не общалась, так как не владею языками, но очевидно, что он не только хороший профессионал, но и добрый человек (например, он собирает крышки от воды и сдаёт их на переработку).

Смотреть на него спокойно не могла – у него такая пышная шевелюра – прямо прическа «Анджела Дэвис» – и стоило мне на него глянуть, как меня очень невежливо пробирало «на хи-хи».

Маршрут

14.10 Тегеран

Дворцовый комплекс Голестан («Дворец роз»; ЮНЕСКО)

Комплекс, конечно, интересный. С приятным и ухоженным парком. Весной там, наверно, совсем благодать. Когда мы были то цветы цвели, травка зеленела, но все было словно слегка припыленное и чуть-чуть пожухшее после лета.

Там я впервые увидела помещения, полностью отделанные зеркалами (о такой мечети – рассказ далее). При этом интересно то, как многое зависит от «дизайнера» – одни из них вызывают неприязнь аляповатостью и цыганским шиком, а другие смотрятся очень гармонично.  

 

Национальная сокровищница

Она располагается в иранском госбанке. Это не какой-то специальный музей, а помещение банка (хотя там витрины как в музеях) и сотрудники банка обслуживают посетителей в свой обеденный перерыв. Открыта сокровищница несколько дней в неделю, в течении трех (или около того) часов. А желающих посетить ее много – это и туристы, и сами иранцы. Поэтому есть очереди. Туда нельзя проносить сумки (любых размеров), фотоаппараты и телефоны. Одна наша дама решила пойти против системы, не желая расставаться с маленькой сумкой, где были документы и деньги. Вполне ожидаемо этот демарш не прошел незамеченным и ее не пропустили, пока она не сдала сумку в камеру хранения. Помещение сокровищницы небольшое, народу туда набивается много. Служащие напоминают гидам, чтобы они не очень задерживались, так как на улице – очередь.

Самые известные экспонаты: «Дарья-и-Нур» – розовый алмаз (182 карата); трон Тавус (26733 драгоценных камня); глобус (1874, 51366 драгоценный камень).

Конечно, посмотреть на все это стоит. Но из-за того, что там очень много предметов с драгоценными каменьями и просто камни россыпью, что кажется, что это какие-то стразы и стекляшки. 

 

Супермаркет. Это был единственный посещенный супермаркет за всю поездку. Их, видать, не так много и находятся они не на туристических маршрутах. Я люблю заходить в супермаркеты разных стран – дает некоторое представление о жизни обычных людей. В Иране сейчас всяческие санкции, торговля с другими странами затруднена, так что большинство товаров – местного производства. Надо сказать, что импортозамещение по-ирански – это вовсе не сыр из пальмового масла, а расширение линейки качественной продукции из местного сырья (сырный прилавок выглядел столь же привлекательно, как в Европе – твердые и мягкие сыры из коровьего и козьего молока множества сортов). Обратил на себя внимание овощной отдел. Это вам не московский «Ашан», работники которого поголовно болеют странной болезнью – ненавистью к овощам и фруктам (и поэтому энергично гноят их). Здесь все чисто, подгнивших овощей и фруктов на прилавках нет. А главное – там пахнет фруктами.

Большой отдел с бакалеей, так как разные бобовые – основа рациона, много орехов, разнообразные специи. В мясном отделе – в основном охлажденное мясо (разумеется, свинины нет). Много иранских сладостей.

Есть и импортные продукты, косметика и бытовая химия тех же марок, что и у нас.

***

Сам город мне не понравился (но это, конечно, не экспертное мнение. Всего один день, большинство времени посвящено осмотру достопримечательностей, так что впечатления сложились из окна автобуса или при переходе из точки А в точку Б). Он какой-то длинный, пыльный и с бесконечными окраинами где полно каких-то мелких автомобильных мастерских, лавок, где продают стиральный порошок, стиральные машинки и прочие бытовые приборы.

Еще там на тротуарах всякие вделанные в землю железяки причудливых форм, между ними надо как-то протискиваться или, если они не высокие – перешагивать. Это, вероятно, средство борьбы с мотоциклистами.

Что нужно знать про Иран вообще, и особенно про Тегеран – местные жители очень творчески относятся к правилам дорожного движения. Возможно, где-то в недрах иранских правительственных учреждений и покоится свод ПДД, но до обывателей он не дошел. Есть светофоры (не много), есть наземные пешеходные переходы – но все это ровным счетом ничего не значит. Если хотите перейти дорогу, то надо: а) подумать, а действительно ли это необходимо или возможно провести всю жизнь на этой стороне; б) подумать еще раз, сверится с картой – действительно ли интересующий объект находится на другой стороне, а то ведь придется второй раз переходить дорогу; в) начать движение несмотря ни на что; г) смотря в сторону, с которой едут автомобили, автобусы, мотоциклы и мопеды выставлять руки ладонями к водителям (возможно, они отреагируют на этот жест и слегка замедлят движение); д) по окончании маневра вознести молитвы или совершить другие ритуальные действия согласно вашему вероисповеданию, ибо удачный переход дороги – это только результат действия высших сил.

К удивлению, аварий практически нет, а те что случаются в подавляющем большинстве мелкие и их последствия – вмятины на машинах. Наш микроавтобус слегка «поцеловала» какая-то дама. Она даже не подумала остановиться, возможно, она даже не заметила того, что произошло. Водитель же наш не предпринял никаких попыток ее остановить и начать разбирательство – с одной стороны, ущерб не велик, с другой – это же баба… Вообще, женщины за рулем – распространенная ситуация, правда, местные мужчины скептически относятся к автомобильным талантам своих дам, с ухмылкой смотрят на парующихся женщин, но с другой стороны – снисходительны к ним.

 

15.10 Шираз

Мечеть Насир-Оль-Молк

Большая и очень красивая мечеть. Именно там делаются знаменитые фотографии, где лица любого пола и возраста сидят / стоят на коврах, а вокруг блики от разноцветных витражей. Это – любимый аттракцион и местных жителей, и туристов. Доступен он только в первой половине дня, когда солнечные лучи под нужным углом падают на витражи. Поэтому в это время большое число посетителей, каждый из которых мечтает сделать заветный снимок, а желательно – не один. Это обостряет мою мизантропию. Но если вам не удастся попасть в мечеть с утра и вы лишитесь фотосессии – не стоит огорчаться – мечеть сама по себе красива и достойна осмотра в любое время.

 

Дворец Норенжестане Каввам

Дворец небольшой с маленькой, но очень зеленой территорией. Там имеется небольшая кафешка на свежем воздухе. Как же там приятно посидеть в тенечке и полюбоваться на цветочное буйство вокруг.

 

Крепость Керим-Хана Зенда

В крепости осматривают банный комплекс и реконструкцию из восковых фигур жизни персидских правителей.

Одна из башен крепости слегка накренилась (угол меньше, чем у Пизанской башни) и является символом Шираза.

 

Мавзолей Хафиза

Хафиз – это поэт XIV века, стихи которого считаются вершиной персидской поэзии.

Почтительное отношение к нему сохраняется и по сей день к его могиле (это на самом деле не мавзолей, а надгробие, над которым в 1930-х гг. построили беседку) до сих пор приходят иранцы. Они обращаются к поэту за помощью в любовных делах. По его книгам гадают. Это на самом деле так: своими глазами видела, как иранцы обоих полов подходят к надгробию, трогают его, что-то бормочут под нос или просто думают о чем-то своем.

Аида пыталась нам объяснить хитросплетения его философских взглядов. Я этот момент смутно помню. Но твердо усвоила, что наши переводчики переводят его буквально, в то время как у него много иносказаний, поэтому его стихи порой понимаются совсем не так, как предполагал автор.

И еще открытие – Омара Хаяма, который у нас считается кладезем мудрости, в Иране не так популярен и считается «простым» поэтом.

 

Мечеть  Али-Эбн-Хамзе

Посещение этой мечети – одно из самых приятных впечатлений от Ирана. Это было единственное место, где необходимо было одеть чадру. Там, как у нас в церквях, тем, кто чадры не имеет ее выдают. Это такая гигантская тряпка с рукавами и капюшоном из легкого цветастого ситчика. Надо, так надо; в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Облачившись в такой наряд ощущаешь себя артисткой цирка-шапито. Местные женщины умеют носить чадру и сохранять чувство собственного достоинства, а на европеек, чаще всего, без смеха смотреть невозможно.

Мне чрезвычайно понравилась выдававшая чадры женщина (довольно взрослая с большим носом (но не толстым, как у многих персиянок, а тонким) – такой благородный профиль (такие профили – моя слабость), очень приветливая, улыбающаяся – такое впечатление, что она тут сидела всю жизнь только затем, чтобы облачить тебя в чадру). Она любезно разрешила, раз мы уж одели капюшон снять платок.

В самой мечети туристов обоего пола пускают на мужскую половину. Предварительно надо, конечно, разуться.

Интерьер мечети поражает – все ее стены и потолок выложены из зеркал – все блестит и переливается. При этом сделано все с таким вкусом, что это невероятное блистание совсем не вульгарно и очень гармонично.

Местный смотритель любезно пустил желающих дам на женскую половину, открыв ключом дверцу в перегородке (и закрыв ее за нами на ключ). Для получения впечатления об интерьерах мечети посещать обе половины не нужно.

На женской половине у усыпальницы молились несколько дам. Их дети, конечно, скучали и дурачились (но тихо). В общем – идиллическая картина. Приятно было посидеть на ковре в тишине, среди такой красоты.

В предбанник мечети любой желающий, вне зависимости от вероисповедания, может прийти, посидеть и отдохнуть. Ему обязательно предложат чай и печенье. Там же имеются Кораны на разных языках, но можно и просто поспать.

 

Вакиль – базар Шираза

Мне этот базар не понравился. Он не для туристов, а для местных жителей. Туда могут приходить иранки купить специй и сухофруктов, или прийти семьей купить чего-то для хозяйства. Товары там производили впечатление какого-то ширпотреба.

По этому рынку можно пройтись, чтобы понять жизнь обычных иранцев. Среди тканей поразило огромное количество синтетики с невероятным количеством люрекса, пайетками, одна ткань была плотно покрыта большими «золотыми» чешуями, которые были пришиты только с одной стороны и колыхались от малейшего ветерка. У меня глаза из орбит начали вываливаться от такой красоты. Зато теперь я знаю, как во время домашних праздников, освободившись от чадры выглядят самые крутые иранские модницы.

Дошла я и до места, где продавали прекрасное – т.е. картины. Это не были картины в нашем понимании – маслом по холсту, а гобелены. Причем небольших среди них не было, были большие и гигантские. Сюжеты – в лучших традициях арбатских художников (за исключением, разумеется, обнаженной натуры): пейзажи, водопады, букеты неестественно красивых цветов, прекрасные девушки, девушки с детьми – в общем – милота еще та. Стиль – ультрареализм, увеличенные фотографии на ковре. И этого прекрасного – целый базарный ряд. Ясно, что спрос рождает предложение. Теперь я могу представить, как украшают иранцы свое жилище. Самое поразительное – эти же гобелены, оправленные в рамы, которым позавидовала бы и Третьяковская галерея, я встретила в дорогих с виду магазинах на одной из центральных улиц Исфахана. В общем – тяга к прекрасному велика во всех слоях иранского населенияJ

Что мне понравилось на иранских базарах, так это поведение торговцев. Они не кричат, зазывая к себе в лавки, не хватают за руки и не навязываются любым другим способом. Если подходишь к их товару, то могут тогда уже начать его демонстрировать, нахваливать и т.д. Они достаточно терпеливы и покажут все, что ни попросишь и по десять раз. Иногда даже кажется, что им вообще все равно подойдут ли к ним покупатели. В Ширазе на базаре я попала, видимо, в послеобеденную сиесту. Продавцы, особенно в ковровых отделах массово дремали прямо на своих товарах.

Здесь, конечно, можно торговаться. Но, во-первых, это уметь надо (я не из таковских, за меня слегка поторговалась гид); во-вторых, не стоит рассчитывать на радикальное изменение цены.

Гуляя по базару, я встретила одну из своих спутниц. Она сообщила, что купила килограмм куркумы (магазин со специями мы проходили по дороге и гид нам показала, какие есть специи, рассказала и т.д. – правда, не в коня корм: все сведения у меня из головы вылетели так же стремительно, как и попали – запомнила я только то, что и без того знала; в этом магазине и была совершена эта оптовая закупка) и теперь размышляет не мало ли. Я предложила ей купить еще, если уж душа просит и сказала, что тоже хочу сделать такое приобретение. Тогда она засомневалась пропустят ли ее на границе, я ее успокоила: «У Вас уже есть килограмм, если это противозаконно Вас все равно арестуют».

Мы решила закупиться тут же. Для этого вступили в контакт с местными торговцами. Дело это было не легким. Мое невладение английским ситуацию не испортило, ибо собеседники так же им не владели. Огромная трудность была в том, что они никак не могли взять в толк, что нам нужен килограмм, такой оптовой закупки они никак не ожидали. Это была та еще многоходовочка, в которой использовались мимика, жесты и, по-моему, некоторые элементы танца. Потом стали договариваться о цене. Тут на помощь пришел калькулятор, где они изобразили 500 000 реалов. Я бы заплатила, но моя спутница только что купила за 200 000. Торговцы никак не желали уступать, мы их покинули и решили вернуться в магазин, где до этого была совершена куркуминная сделка века. По дороге увидели гида, которая не сразу поняла, как можно так веселиться обсуждая покупку специй.

 

16.10  Персеполис – Нахше Рустам –  Мавзолей Кира II

Персиполис (ЮНЕСКО)

Это место обязательно к посещению. Великолепные развалины города VI–IV в. до н. э.

 

Нахше Рустам (ЮНЕСКО)

Это так же место, обязательное для посещения. Рельефы гробниц поражают своей красотой и, конечно, поражает то, что эту красоту создали в древние времена (с VI в. до н.э.)

 

Мавзолей Кира II

Особого впечатления он не производит. Посреди чиста поля стоит нечто не очень изящной постройки (осмотр возможен только внешний). Но, конечно, чувствуется, что это – древность.

 

17.10 Язд

Башни Молчания

Это одно из мест, где я мечтала побывать. Однако это вовсе не так волнительно, как пишут в некоторых отзывах. Возбудимые граждане с развитой фантазией, конечно, чувствуют себя там не в своей тарелке. Я же существо приземленное, поэтому никаких щекотаний нервов не почувствовала.

Ритуал, который происходил там – известен, однако никаких его следов в виде черепков и черепушек, а также разного вида костей – там нет и в помине. Поэтому некоторые туристы, забравшись на башню и зайдя в ее «чашу» чувствуют себя разочарованными – хотелось бы полюбопытствовать – а что они там хотели увидеть?

Башен две. Они аналогичны по устройству, только одна пониже и стоит на более пологом холме. Я залезла на меньшую, а на вторую даже не попыталась, так как моя физподготовка не на высоком уровне, а время было ограничено.

Вообще – приятное место, на меня подействовало успокаивающе, однако – хотелось бы, чтобы туристов было там поменьше. Этого точно не будет, предстоит только увеличение туристического потока – вот вам и еще одна причина побыстрее паковать чемоданы:)

 

Атешкаде

Это зороастрийский храм. Он небольшой, очень аскетичной архитектуры. Расположен в небольшом, но приятном парке вместе со зданием музея. Разумеется, имеется пруд. Через громкоговорители транслируются какие-то зороастрийские религиозные гимны (спокойные и умиротворяющие). Сам храм – аскетичный, а на священный огонь можно посмотреть сквозь стеклянное окно – в помещение, где он находится могут входить только верующие. Это неудивительно – ведь даже зороастрийские служители культа, когда читают молитвы рядом с огнем надевают специальные повязки, чтобы не осквернять его своим дыханием (висят фотографии этого ритуала – выглядит, конечно, для непосвященного странно: мужчины в белых одеждах и с повязками, закрывающими нижнюю часть лица очень похожи на хирургов, которые прям сейчас начнут операцию).

В музее представлен быт зороастрийцев (различные предметы, манекены в национальных одеждах, фотографии).

 

Мечеть Джамэ

Самая большая мечеть Язда.

 

Квартал Фахадан

Это чудесное место, где сохранилась историческая застройка (кстати, там полно гостевых домов, некоторые из которых на модный нынче манер позиционируют себя как «эко») такой древности, что просто трудно осмыслить; там есть мечеть VI или VIII века – правда она очень проста и не каждый обратит на нее внимание. Еще там можно увидеть «мужские» и «женские» ручки на дверях. Если постучать ими в дверь – будет разный звук и хозяева сразу определят, кто к ним пришел и кому встречать гостей. Это очень атмосферное место и, думаю, профессиональные фотографы могут оторваться там по полной программе.

***

Язд мне очень понравился. Квартал Фахадан вне всякой конкуренции – настоящее дыхание истории. Проезжали мы и новые кварталы города – они выглядят довольно современно и ухожено. Особенно меня поразила детская площадка, где обычные горки, лазалки и качели стояли среди кустов и цветочных клумб.

Обязательно запаситесь картами всех городов, если хотите гулять самостоятельно. Поиски Фахадана самостоятельно вечером успехом не увенчались (я еще не сообразила посмотреть, как квартал называется, а Олд таун – у местных жителей не прокатил).

 

18.10  Исфахан

Дворец Чехель Сотун (ЮНЕСКО)

Дворец расположен в прекрасном саду, как и полагается – там имеется водоем.

Примечателен он, прежде всего своими росписями – как внутри, так и снаружи. На них изображены люди (и во множестве), а сцены довольно легкомысленны – никак не ожидаешь такого от исламской страны. Примечательно влияние западноевропейской живописи на оформление дворца.

 

Площадь Накше Джахан (ЮНЕСКО)

Это – вторая по величине площадь в мире (после Тяньаньмэнь). Представляет собой четырехугольное пространство, со всех сторон ограниченное зданиями. Посередине – фонтан. На площади – дорожки, вдоль которых стоят скамейки и по которым прогуливаются и проезжают в каретах (это такое местное развлечение) отдыхающие. Основное место отдано под газоны, кустарники и клумбы. Площадь скорее напоминает «невысокий парк» (деревьев нет). Очень милое место. Там всегда на траве располагаются местные жители: разговаривают, что-то жуют. Но самый разгар веселья – вечер. Приходят целыми семьями, берут небольшие горелки, на которых готовят или разогревают еду – и таким образом отдыхают.

 

Мечеть Имама (ЮНЕСКО)

Очень большая и красивая.

 

Мечеть шейха Люфтуллы

Там можно наблюдать знаменитый оптический эффект – хвост павлина.

 

Дворец Али Капу

С его смотровой площадки можно осмотреть и сфотографировать площадь Накше Джахан.

На самом высоком ярусе имеется зал, в стенах которого вырезаны силуэты музыкальных инструментов.

Следует иметь в виду, что там довольно крутые ступеньки и нет перил (особенно у лестницы, ведущей на самый высокий ярус), поэтому некоторым будет трудно туда вскарабкаться.

 

Армянский квартал

Армянский квартал не произвел на меня особого впечатления. Мы осмотрели только церковь, в которой было довольно много народа (я потом посмотрела фотки – и поняла, что она хороша изнутри, а во время осмотра не очень впечатлила), и комплекс возле нее. Расположенный там музей осматривали самостоятельно. Там есть маленький Айвазовский, а еще картины разных неизвестных художников и различные предметы. Это скорее этнографический музей, а не художественный.

Прогулки по самому кварталу не было – может и смотреть там, конечно, нечего, кроме церкви, но какая-то неудовлетворенность осталась.

 

Мост Сио-Се-Поль и Хаджу

Осенью самая полноводная река Ирана Зайендеруд обмеливает и вид у нее не очень презентабельный – с одной стороны моста Сио-Се-Поль она напоминала неухоженный и покрытый водорослями пруд, а с другой – поросшее зеленой травой болото. У моста Хаджу образовывается какая-то плотина – и там движение воды очень заметно.

Мосты эти – место променада аборигенов. Они неспешно прогуливаются по ним – и таким образом проводят досуг. Некоторые поют на мостах. Т. е. просто стоят и поют (по одиночке и по нескольку человек), иногда – играют на музыкальных инструментах. Но это – не поощряется в Иране.

Мост Хаджу – сложное сооружение – в нем есть ниши, где любят проводить свободное время местные жители. Они даже приносят туда покрывала, раскладывают и располагаются, чтобы побеседовать.

 

Исфаханский базар

Он располагается практически по всему периметру площади Накше Джахан. Какие-то лавки выходят прямо на площадь, но большинство находится внутри зданий. Чего там только нет. Несмотря на главное достоинство иранских продавцов – ненавязчивость – мне прогулка по базару давалась нелегко. От обилия и разнообразия товаров я как-то быстро утомилась. Товары, которые могут прельстить туриста, мне кажется, надо покупать здесь. Во-первых, гораздо больший выбор мастеров; во-вторых, как-то товары мне показались более качественными.

 

19.10  Исфахан – Деште Кевир

Деште Кевир

Это пустыня. Сейчас там, куда нас возили строится комплекс для отдыха – едальни, канатная дорога с бархана на бархан и т.д. Там же есть прокат джипов для катания по пересеченной местности.

Когда мы там оказались, то все развлечения были закрыты, проехать автобус мог только до шлагбаума – так как был траурно-выходной день.

Я все раздумывала, как обуться в пустыню: остаться ли в сандалиях или надеть кроссовки. Боялась, что в сандалиях либо увязну в песке, либо обожгу ноги. Поинтересовалась у Аиды, что делать – так она вообще сказала, что по пустыне предпочитает ходить босиком.

Были там, т. е. с высадки из автобуса и до посадки – минут 20. За это время можно пофоткать туристический комплекс, барханы, самое себя и убедиться, что пустыня – это много куч пескаJ

 

Оценка путешествия в целом

Путешествие мне понравилось. Знакомство с иной культурой всегда расширяет горизонты. Я давно уже пришла к мысли, что если чего-то не понимаешь, то это не значит, что это плохо; если другие живут по своим правилам, то это не случайно, в этом есть смысл. Думаю, если бы большее количество людей могло бы путешествовать, видеть иные культуры, но смотреть на них не с позиции «белого» человека или колонизатора, а с желанием понять и разобраться – войн и вражды в мире стало бы намного меньше.

Природа Ирана не произвела на меня особо сильного впечатления. Но, возможно, потому, что дело было осенью, когда краски уже поблекли и выгорели на солнце, зелень запылилась.

После возвращения я стала просматривать отзывы и фотографии путешественников, также побывавших в Иране (я читаю практические советы и иногда историю – до поездки, но никогда не смотрю фотки и не читаю отзывы-рассказы – хочу оставить за собой чистоту впечатления, чтобы они не накладывались на чужие) и теперь могу настойчиво порекомендовать – лайфхак – отправляйтесь в Иран весной – там и осенью цветут цветы и обилие зелени – но весной это великолепие предстает во всей красе.

Развитость туристической инфраструктуры. Аида, как бы извиняясь, говорила, что в Иране неразвита туристическая инфраструктура. Это не совсем так. Конечно, туризм не поставлен на поток, как в других странах – но вообще-то для туристов это только во благо. Стабильная туристическая инфраструктура означает для путешественника обезличивание и стандартность маршрутов, толпы на туристических объектах, замотанные гиды, механически повторяющие заученные много лет назад слова.

Аида, прежде всего, под этим подразумевала то, что нет излюбленной туристической сувенирной лабуды. Ее действительно не так много – но ведь это – к лучшему: туристы не тратят свои деньги на китайский ширпотреб, а покупают либо сладости, либо изделия ремесленников, поддерживая при этом самобытные традиции страны, а не всякую хрень. К тому же при желании купить чепуху все же можно – я-то без магнита не осталась.

В Персиполисе, например, туристическая инфраструктура очень развита (фудкорты, сувенирные лавки и т.д. в изобилии). И что? Цены там высокие – поэтому никто там не ест, а сувениры лучше купить на базаре.

В общем я против разрастания туристической надстройки – стандартность форм общения с туристами и обстановки на объектах приглушает национальный колорит и обезличивает общение между людьми.

 

Сувениры

Сувениров из Ирана можно привести множество. Были бы деньги и желание.

Традиционно рекомендуют:

- ковры. Это дорого, зато в некоторых лавках, где их продают можно каким-то чудесным образом расплатиться карточкой.

- минакари – расписная эмаль по металлу.

- барджестикари – расписная эмаль по керамике. Так же красиво как минакари, дешевле, но хрупкое.

- фирузе куби – инкрустирование бирюзой (поверхность получается не выпуклая, а гладкая).

Вообще бирюза – иранский камень. Там ее много, и там ее любят. В отзывах я прочитала, что камень считается символом любви и счастья, при этом легендарное его происхождение – кости умерших от неразделенной любви. Мне эта предание очень понравилось. Правда Аида впервые услышала это поверье от меня. Так что за достоверность не ручаюсь.

- галямзани – чеканка по металлу.

- фисташки. Говорят, они там встречаются какого-то циклопического размера. Мне такие повидать не удалось, но все равно они там на порядок лучше того, что продается у нас (но не дешевы).

- розовая вода.

- сладости.

Вообще покупать сувениры в Иране интересно, так как можно выбрать что-нибудь полезное. Прогуливаться по иранским рынкам гораздо приятнее (мне), чем по другим восточным базарам (об этом выше).

Что было вывезено мною:

- палантин с розами. Куплен в Ширазе в лавке при мечети Насир-Оль-Молк. Там продают авторскую ручную работу, поэтому изделия интересные. Там можно расплатиться долларами и евро. Он светло-песочного цвета и расписан рыжими розами и птичками. Если бы рисунок перенести на черный фон и изменить цветовую гамму – получился бы павлово-посадский платок. Кстати, гид рассказывала, что такие платки пользуются бешенной популярностью в определенных слоях иранского общества.

- магнит «I love Iran» – на фоне иранского флага. Это подарок одному любителю магнитов. Уверена, это будет вторая по значимости жемчужина в его коллекции после перуанской, но по экстравагантности, несомненно, первая.

- две салфетки – традиционная техника ручной набивки на ткани (кстати, там полно изделий в такой технике: наволочки, скатерти, покрывала – стоит это дешево, если учесть, что основа – хлопок, а работа – ручная – но, конечно, есть проблема – впишется не во всякий интерьер).

- шкатулка в очень распространенной в Иране технике хатам.

- заколки для хиджаба или платка. Кстати, могу порекомендовать православным дамам для посещения церкви. Во-первых, можно надевать не платок, а палантин (что выглядит гораздо элегантнее); во-вторых, палантин не будет спадать с головы (если, конечно, не вертеться как уж на сковородке с фотоаппаратом), а его полы – не будут спадать с плеч.

- рисунок иранской художницы (см. выше).

- плитка с зороастрийской символикой. Пока еще не придумала как ее использовать. Ремонт дома сделан. А если бы нет – вмонтировала бы в ванну или на кухню. Вообще же – в Иране продаются очень красивые керамические плитки разных размеров в качестве сувениров, но вообще-то если собираетесь делать ремонт можно купить несколько и использовать как декор – они очень красивы. Моя не передает всю красоту иранской керамики, так как куплена не по эстетическим, а по идеологическим соображениям.

- чеканный поднос и конфетница – очень мне хотелось ручной работы и чего-нибудь на память об Иране. Я это и получила.

- колечко с бирюзой.

- специи: куркума (1 кг – об этом см. выше), корица и что-то для мяса (это сказал торговец в лавке, а что это конкретно – не знаю, об этом мы с ним бесед вести не могли – за безграмотностью обеих сторон).

- финики сушеные.

- фисташки.

- сушеный сок (гранат, барбарис, кизил). Его продают тонкими пластами запечатанными в целлофан. У нас тоже такое продают, только малюсенькими кусочками и за миллиарды. В Иране же огромными кусками 90х45 см и не за миллиард. Эти куски режут по желанию покупателя ножницами. В первые это чудо я увидела в Язде и, конечно, купила целый пласт, чем привела продавца в некоторое недоумение.

- сладости.

Лайфхак. В программе значилось, что перед приездом в аэропорт в последний день нас завезут в магазин сладостей. Это не то, что в Египте или Турции, где туристов привозят в специальные магазины, в которых им впаривают может быть и не плохой товар, но по завышенной цене. Это стоянка по дороге в Тегеран, где отдыхают путешественники, могут посетить сортир и заодно шоппинг-центр. Услугами этого места пользуются прежде всего сами иранцы – их здесь подавляющее большинство. Все, что там продают я не успела рассмотреть, да и не особо хотела, т.к. устала. Гид нас привела в обещанный магазин сладостей. Его особенность в том, что там же расположен цех, где изготавливают, по крайней мере, часть продающегося ассортимента. Там же дают попробовать – вкуснятина необыкновенная. Помимо традиционных сладостей там продается шоколад ручной работы – очень все там красиво и вкусно (давали попробовать) – но я, конечно это покупать не стала – хочется привести все же чего-то местного.

Но не попадайтесь в ловушку этого магазина. Через стенку от него – магазин с более полезной вкуснотой: фисташки, сухофрукты, сушеный сок – что еще не помню – я была в слегка обалдевшем состоянии после предыдущего магазина. У меня осталось реалов на 250 гр. фисташек (я их не купила вообще в других местах, как-то проворонила; купленные оказались специфическими – вымоченными в лимонном соке). Я решила, что мой шоппинг закончен. Но оказалось, что у одной нашей дамы осталось много реалов и желающие выкупали у нее их, чтобы не пришлось обратно менять на доллары. Так у меня появилось еще два пласта сушеного сока. Хорошо, что я на этом остановилась – меня из-за моего багажа итак с трудом на Родину выпустили.

Вообще – нормы багажа при выезде из Ирана – это издевательство над здравым смыслом – как можно отказаться от вывоза всех местных вкусняшек, как можно не привести всем знакомым хоть по кусочку такой благодати?

 

Благодарности

  • Благодарность №1 – мужу, как спонсору моего путешествия. Для дотошных читателей добавлю – он очень настаивал на выносе ему благодарности в письменном виде, устные высказывания никак не могли его удовлетворить. И вот – упоминание о спонсоре поездки появилось в моем тексте.
  • Благодарю также своих попутчиков – за то, что они – хорошие люди, а некоторый из них даже прислали мне фотки. В поездке подобрались совершенно разные люди, которым, конечно, не всегда просто найти общий язык – однако благодаря чувству юмора это удалось. Думаю, у каждого из нас остались о путешествии самые добрые воспоминания.
  • И, конечно, гидов, о которых уже написала выше.

 

***

Сейчас, когда прошел уже почти месяц с моей поездки, я все еще с теплотой вспоминаю об этой удивительной стране. Новость о том, что там прошли волнения из-за повышения цен на бензин, вызвала у меня горечь и беспокойство за этот милый народ, которому я желаю всего самого наилучшего. Надеюсь, рано или поздно иранцы смогут устроить свою жизнь так как они хотят, смогут преодолеть экономические трудности и при этом сохранят свои самые лучшие качества.

Правительство Ирана должно представить меня к небольшому ордену за укрепление дружбы народов. Мои восторженные рассказы явно заинтересовали знакомых и коллег (а они общительные люди – и уже стали рассказывать своим знакомым). Не знаю, кто из них сможет добраться до Ирана в реальности – это не дешево, а гонорары в нашей богадельне (от которой, по-видимому, уже отвернулись все высшие силы) не предполагают поездок дальше пересечения границ Московской области. Но представления о стране их заметно изменились, чему способствовало, помимо, конечно, моего невиданного красноречия:

- сам факт моего возвращения из Ирана;

- мое возвращение без физического ущерба и ментальных повреждений;

- сладости, которые я привезла в качестве сувениров, произвели неизгладимое впечатление.

Страна путешествия:

Картинки к публикации: 
Arg hotel (Шираз)
Hotel Azadi (Исфахан)
Hotel Azadi (Исфахан)
Hotel Khan-e-Dohad (Язд)
Hotel Shahr (Тегеран)
Обед (Тегеран, Фердоуси Гранд Отель)
Обед (Шираз)
Обед (Исфахан)
Обед (по дороге в Йезд)
Обед (по дороге в Тегеран)
Исфахан. Церковь Ванг (фрагмент интерьера)
Исфахан. Армянский квартал
Исфахан. Дворец Али-Капу
Исфахан. Дворец Чехель Сотун
Исфахан. Мечеть Имама
Исфахан. Мечеть шейха Лотфоллы
Исфахан. Мост Сио-Се-Поль
Исфахан. Исфахан. Мост Сио-Се-Поль
Исфахан. Площадь Накше Джахан
Мавзолей Кира II
Нахше Рустам
Нахше Рустам
Персеполис
Персеполис
Ящерицы
Пустыня Деште Кевир
Бык зебо
Голубятня
Придорожная стоянка
Аэропорт Мехрабад
Голестан
Голестан
Голестан
Голестан
Голестан
Чай на обочине
Шираз. Дворец Норенжестан Каввам
Шираз. Крепость Керим-Хана Зенда
Шираз. Мавзолей Хафиза
Шираз. Мечеть Али-Эбн-Хамзе
Шираз. Мечеть Али-Эбн-Хамзе. Интерьер
Шираз. Мечеть Насир-Оль-Молк
Шираз. Мечеть Насир-Оль-Молк (интерьер)
Шираз. Мечеть Насир-Оль-Молк (интерьер)
Ядз. Атешкаде
Ядз. Атешкаде. Священный огонь
Язд. Башни Молчания
Язд. Башни Молчания
Язд. Башни Молчания. Окрестности
Язд. Квартал  Фахадан
Язд. Мечеть Джамэ
Иранские сувениры
Иранские сувениры
Иранские сувениры