Новости

Уважаемые исследователи!

Предлагаем вам размещение ваших материалов на страницах нашего сайта.

Для того, что бы опубликовать статью необходимо прислать ее в Вордовском файле используя кнопку для написания сообщений модераторам. Кроме того, просим вас высылать свое резюме, которое также будет размещено на сайте.

Обращаем ваше внимание на то, что модераторы оставляют за собой право отказа в публикации, если сочтут статью написанной не на должном научном уровне. В случае, если статья будет содержать стилистические погрешности, модераторы оставляют за собой право выслать ее на переработку.

Надеемся на плодотворное сотрудничество.

Желаем творческих успехов.

Методы и подходы к исследованию повседневной жизни средневековья

 

Методы и подходы к исследованию повседневной жизни средневековья

Е. Д. Смирнова

Испытав воздействие школы «Анналов», повседневная история получила всестороннее научно-теоретическое обоснование главным образом в немецкоязычной историографии. Первоначально понятие «повседневность» (Alltag) использовалось только в социологии (в 1972 г. социологи А. Шюц и Т. Лукман описали особенности повседневного мира в книге «Структуры жизненного мира») [2]. Пик исследований по истории повседневности пришелся на 70–80-е гг., когда «La vie quotidienne», «Alltagsgeschichte», «Everyday Life», «Děiiny každodennosti» стали модными темами западного историописания. В Австрии, в г. Кремсе-на-Дунае на рубеже 60–70-х гг. в противовес университетской исторической науке, ориентированной на фактологическую и политическую историю, появился Институт изучения реалий повседневной жизни в средние века и раннее Новое время, ставший центром притяжения молодых ученых из Австрии, Германии, Венгрии, Польши, Югославии, по инициативе которых в 1982 г. было создано Международное общество истории материальной культуры и повседневности средневековья. В среде этих исследователей история повседневности рассматривалась, с одной стороны, как интегративный метод познания Человека, а с другой – как предмет Новой истории, где история быта, костюма; повседневность средневекового нобилитета, города, монастырской среды, деревни и т.д. исследовались с позиций исторической антропологии.

До 1994 г. повседневная жизнь средневекового человека не относилась к числу приоритетных тем советской и постсоветской медиевистики. История быта и материальная культура (жилище, пища, одежда и пр.) этносов долгие годы были вотчиной этнографии [4]. Ее методы и подходы во многом и переняла современная Everyday History. «Фактически, – как заметил А. С. Мыльников, – [изучение повседневности] – это историко-этнографический подход, каковым занимаются выходцы из французской школы «Анналов» [4]. Только в 1994 г. в ИВИ РАН профессором Ю. Л. Бессмертным был создан Центр истории частной жизни и повседневности, при котором действует семинар «История повседневного: уникальное и стереотипное». Центр выпускает периодическое издание – альманах «Казус».

Понимая всю неисчерпаемость темы повседневной истории, следует подходить к ее исследованию с максимально широких позиций, используя не только традиционные письменные источники, но и все, что способно раскрыть и реконструировать обыденность эпохи: памятники архитектуры (как часть инфраструктуры эпохи), миниатюры, картины, орудия труда, предметы быта. Словом, все, что можно назвать этнокультурными источниками. Получившее наибольшее признание у медиевистов и специалистов по истории раннего Нового времени, изучение истории повседневности и материальной культуры стало сферой приложения исследовательских усилий специалистов практически всего круга исторических, социальных и гуманитарных дисциплин. Изучение истории повседневности – поле, где с наибольшей полнотой осуществляется творческий синтез дисциплин практически всего гуманитарного цикла, где переосмысляются, дополняя друг друга, данные археологии, лингвистики, литературоведения и фольклористики, экономической и социальной истории. А традиционные для исторического анализа методы сочетаются с постановками вопроса, свойственными этнологии, психологии и социальной антропологии. Другими словами, повседневный мир исследуется (и описывается) специалистами разных областей знания – историками, этнографами, культурологами, социологами, философами. И исследователь (часто в одном лице объединяющий историка, этнографа, культуролога и т. д.) делает акцент либо на материальной стороне обыденности, на «мире вещей», составляющих социальное пространство, питающих человека, образующих интерьер, на фоне которого развертывается жизнь, либо на ментальности, системе взглядов и переживаний, стереотипах сознания и поведения (коллективного и индивидуального).

Изучение повседневной истории включает три сферы: «Первая… антропологические факты, относящиеся к человеку в силу того, что он – человек: рождение, сексуальность, болезни, смерть, детство, старость. Ко второй сфере относятся стратегии, необходимые для существования: питание, одежда, жилье, работа, досуг. К третьей – способы выживания в экстремальных ситуациях» [3, 74]. Не вызывает сомнений, что исследования, посвященные повседневной истории (особенно средневековья), далеко не равнозначны по научному уровню, подходам и методикам. Смысл их – в переориентации исследовательского мышления, изменении ракурса изучения прошлого и методов его постижения. Поясняя сущность нового подхода, М. А. Барг отмечал: «Суть его заключается в переносе центра тяжести исторического исследования на феномен человеческой жизни в ее повседневности, во всех проявлениях и связях» [1, 25].

1. Барг М. М. О категории «Цивилизация» // Новая и новейшая история. 1990. № 5.
2. Григорьев Л. Г. «Социальная повседневность» Альфреда Шюца // Социологические исследования. 1988. № 2.; Шюц А. Структура повседневного мышления // Социологические исследования. 1988. № 2, 3.
3. Пандель Г. Ю. Повседневная история как новый жанр историографии // Гiсторыя штодзённасцi i права чалавека: Матэрыялы мiжнар. канф. Мiнск, 1–5 снеж. 1999 г. Мн., 2000.
4. Письмо А. С. Мыльникова – Е. Д. Смирновой от 4. 02. 2001 г. (Архив мой. – Е. С.).

Смежные дисциплины: