Новости

Уважаемые исследователи!

Предлагаем вам размещение ваших материалов на страницах нашего сайта.

Для того, что бы опубликовать статью необходимо прислать ее в Вордовском файле используя кнопку для написания сообщений модераторам. Кроме того, просим вас высылать свое резюме, которое также будет размещено на сайте.

Обращаем ваше внимание на то, что модераторы оставляют за собой право отказа в публикации, если сочтут статью написанной не на должном научном уровне. В случае, если статья будет содержать стилистические погрешности, модераторы оставляют за собой право выслать ее на переработку.

Надеемся на плодотворное сотрудничество.

Желаем творческих успехов.

Кузница (литературная группа)

 

Кузница — Всесоюзное общество пролетарских писателей (ВОПП «Кузница»). Вначале это была небольшая группа пролетарских писателей, которые в 1920 году, выйдя из московского Пролеткульта, образовали при открывшемся в том же году Литотделе (ЛИТО) наркомпроса подотдел пролетарской литературы и стали выпускать журнал «Кузница». Название журнала перешло потом и на новый кружок. Первоначальное ядро «Кузницы» составили московские пролеткультовцы: В. Александровский, С. Обрадович, Василий Казин, Николай Полетаев, Семен Родов, Мих. Волков, Мих. Герасимов, Гр. Санников и другие, бывшие в 1919 году главными сотрудниками журнала Пролеткульта «Гудки». К ним примкнули Владимир Кириллов (из петроградского Пролеткульта), Н. Ляшко, Иван Филиппченко. Молодой кружок вскоре оказался в центре развития пролетарской литературы. В мае 1920 года «Кузница» собирает на первое совещание пролетписателей до 150 участников, а осенью того же года по ее инициативе созывается уже Всероссийский съезд, на котором было положено начало Всероссийской ассоциации пролетарских писателей (ВАПП). Творчество поэтов «Кузницы» (прозаики в период 1920—1922 годов оставались на втором плане) было ярким выражением пролетарского поэтического стиля военного коммунизма, с его пафосом крушения старого мира, с его повышенным чувством интернационализма и коллективизма, с его культом труда и индустрии, с его революционной романтикой, символичностью и абстрактностью.
      «Кузница» не сумела остаться в авангарде пролетарского литературного движения в период НЭПа. Ее крупнейшие поэты — Кириллов и Герасимов — «не приняли» его и вышли из партии. В их творчестве, а равно и в поэзии Санникова, Обрадовича, НЭП освещается как гибель революции. Одновременно «Кузница» «отрывается» от низового рабочего литературного движения, выдвигая идею включения в пролетписательские организации только вполне созревших и выявивших себя мастеров слова. Это привело к ее расколу и созданию новой группы пролетписателей «Октябрь».         
       В ответ на опубликование платформы «Октября», «Кузница» выступила с пространной декларацией («Правда», 1923, № 186). В редакционной статье № 1 «Кузницы» за 1920 год «Кузница» ставила себе скромные цели пока чисто учебного характера. Декларация 1921 года («Кузница», № 7) стояла в сущности еще на прежней позиции, лишь конкретнее определяя задачи и содержание поэтической «учебы». В декларации 1923 года «Кузница» провозглашает переход от учебы к наступлению по всему фронту искусства, назвав свою платформу «красным флагом». Вместо школы ученичества «Кузница» называет себя «ударным отрядом на передовых позициях идеологического и художественного фронта» в борьбе за «дело укрепления диктатуры и осуществления рабоче-крестьянской демократии на путях к коммунистическому обществу». От критического преодоления, изучения и усвоения «Кузница» перешла к отрицанию и ниспровержению буржуазного искусства в лице символизма, футуризма и имажинизма и вместо него декларировала пролетарское искусство большого монументального стиля.

      4 сентября 1922 года А. Воронский писал Л. Каменеву о недовольстве писателей «Кузницы». Оно было вызвано тем, что сливались издательства «Круг» и «Кузница», при этом новое издательство получало также наименование «Круг» и должно было выпускать в свет «промежуточную колеблющуюся публику». Кроме того, писатели этого объединения «голодают, и это тяжело отзывается на их душевном состоянии и на произведениях». Литераторы подали в ЦК заявление с просьбой дать им государственную субсидию на собственное издательство.

      Оценивая положение, которое занимала эта группа в литературном процессе того времени, А. Воронский отмечал: ««Кузница» - наш пасынок. У партии есть большая недооценка ее работы. «Кузница» наиболее близка и родственна партии»[i].

     Члены группы оценили дореволюционное искусство, как «искусство мертвецкой», считая, что такой приговор ему вынесла сама история.

     В 1923—1924 годах «Кузница» нередко блокировалась с А. Воронским против ВАПП.

     В 1925—1926 годах прозаическое крыло «Кузнецы заняло ведущее положение в группе: Ф. Гладков, Н. Ляшко, В. Бахметьев. Эта перестройка, привела и к организационному оживлению «Кузнецы». Группа издает «Рабочий журнал» (с 1924), затем «Журнал для всех» (с 1927), «Пролетарский авангард» (с 1929). В нее вошли новые силы: Г. Никифоров, Ф. Березовский и др.; вокруг нее группировались кружки рабочего молодняка: «Твори», «Рабочая весна», «Вагранка», «Коллектив имени Неверова» и другие. Примыкали к ней национальные группы, открывались кружки в провинции. От обычных занятий в форме чтений «Кузница» перешла на работу по секциям: критической, прозаической, поэтической, кино-драматической. «Кузница» открыла литературно-художественные мастерские, кружок очеркистов. На московском совещании примыкающих к «Кузнице» пролетарских писателей в мае 1928 года было решено все существовавшие группы «Кузницы» объединить во Всесоюзное общество по принципу индивидуального членства и с правом добровольного объединения членов в кружки и группы. Устав Общества был утвержден в январе 1929 года. К этому же времени была разработана новая декларация, утвержденная на I Всесоюзном совещании Общества в апреле 1930 года, отражающая взгляды «Кузнецы» на пролетарское искусство и его роль в эпоху индустриализации. Стилем пролетарского искусства был провозглашен реализм как «реализм пролетарской борьбы», как «энергия пролетариата в битвах за свое самоутверждение, за социалистическое переустройство общества, за коммунистический мир». Совещание в обширной резолюции наметило меры к развитию «Кузнецы» в массовую организацию широких рабочих писательских сил, объявило мобилизацию всех членов Общества и высказалось за консолидацию всех пролетарских литературных организаций.

       В мае 1928 года — на Всесоюзном съезде пролетарских писателей — «Кузница» вошла в состав образованного этим съездом Всесоюзного объединения ассоциаций пролетарских писателей (ВОАПП) на правах самостоятельного члена, наряду с республиканскими ассоциациями. Группа оформила свой собственный устав, бойкотировала и открыто мешала работе последней организации, а в конце-концов отказалась явиться на первый пленум совета ВОАПП. Новый устав «Кузницы» утверждал гипертрофированный централизм в построении общества. Было произведено жесткое деление членов на горстку «академиков», стажеров и кандидатов, созданы ритуалы, например, церемония посвящения. Идеологическая платформа еще более закоснела и примитивизировалась.              
      Массовой организацией «Кузнице» стать все же не удалось. Это объяснялось рядом причин. С одной стороны, творчество «кузнецов» крайне пестро: в группе объединились писатели с различными художественными методами и даже различной классовой природой: художники школы «психологизма» — Бахметьев и отчасти Никифоров; романтик и публицист Гладков; очеркист-бытописатель Жига; мелкобуржуазный романтик Низовой; ряд крестьянских писателей. Это не позволяло говорить об едином творческом облике «Кузницы». Долгая борьба «Кузницы» с ВАППом и РАППом приводила в ряды группы писателей, тяготеющих к ней исключительно по признаку несогласия с литературно-политической или организационной линией РАППа, творчески же совершенно несхожих между собой. Часть «кузнецов», хотя и обладала рабочими корнями, долго изживала «меньшевистские предрассудки» (Бибик, Ляшко) Наконец, традиция взгляда на пролетписательскую организацию как на группу только зрелых художников на практике тормозила превращение в массовую организацию.

        В октябре-ноябре 1930 года произошел раскол. Обе части, на которые распалась «Кузница», подали заявление о вступлении в РАПП, куда и были приняты после предварительной чистки.

   

            


Библиография:

I. «Кузница», 1920—1921; «Рабочий журнал», 1923—1925; «Журнал для всех», 1928—1929; «Пролетарский авангард», 1930; сб. «Твори», «Земля и фабрика», «Рабочая весна», Антология «К.» вышла в издании ФОСП в 1930.

II. Декларация писателей и поэтов группы «Кузница», «Кузница», 1921, VII; Якубовский Г. В., Практика и теория в творчестве «Кузницы» как проблема материалистического искусства, «Красная новь», 1923, VI; Ингулов С., На ущербе, «На посту», 1923, I; Его же, О живом человеке, «На посту», 1923, IV; Воронский А. К., О группе писателей «Кузница», в кн. его «Искусство и жизнь», М., 1924; Троцкий Л. Д., Литература и революция, ч. 1, гл. VI, изд. 2-е, Гиз, М., 1924; Лелевич Г., Творческие пути пролетарской литературы, М., 1925, стр. 27—34; Наказ делегату «Кузницы», входящему в комиссию по вопросам пролетарской литературы в Политбюро ЦК РКП(б), «Рабочий журнал», 1925, III; Родов С., Организация пролетарской литературы, изд. ВАПП, 1925; Горбачев Г., Два года литературной эволюции, Гиз., Л., 1926, стр. 64—79, 89—101; Якубовский Г., Литературные портреты писателей «Кузницы», Гиз., М., 1926; Родов С., В литературных боях, «Жизнь и знание», 1926; Коган П., Пролетарская литература, Иваново-Вознесенск, 1926; Задонский М., Вопросы объединения, «Журнал для всех», 1929, II; «Кузница», Всесоюзное общество пролетарских писателей, изд. ВОПП, «К.», М., 1929 (Материалы о целях и организации о-ва); Полонский В. П., Очерки литературного движения революционной эпохи, изд. 2-е, Гиз., М., 1929, стр. 51—55; Литературные манифесты: От символизма к Октябрю, Сборник материалов, подготовили к печати: Н. Л. Бродский и др., изд. 2-е, М., 1929; Серебрянский М., Романтика медиумов (О декларации «Кузницы»), «На литературном посту», 1929, XXIII (Декларацию см. в «Лит-ой газете», 18/XI 1929, № 31); Чернявский Е., За реконструкцию пролетлитературы (О разногласиях «Кузницы» и РАППа), «Журнал для всех», 1929, XI; Якубовский Г. В., Писатели «Кузницы», М., 1929, Саянов В., Современные литературные группировки, изд. 2-е, Л., 1930, стр. 109—111; Жига И., За пересмотр и перестройку, «Литературная газета», 24/X 1930, № 49.

 



[i] Воронский-Каменеву о слиянии издательств «Круг» и «Кузница» / Большая цензура. Писатели и журналисты в стране Советов. 1917-1956 / Сост. Л. Максименков. М.: МФД: Материк, 2005. С. 57-58.

Ключевые слова:

Список словарей: